Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

СССР как военное экспансионистское государство. Несколько слов об общих целях Советского союза до и после второй мировой войны

 

В московском издательстве «Яуза-пресс» недавно вышла книга «Вся правда Виктора Суворова. Лучшие статьи ведущих историков». В этой книге собраны статьи тех, кто поддерживает позицию Виктора Суворова. Напомню какую. Виктор Суворов считает, что:

- СССР участвовал в развязывании второй мировой войны наряду с Германией;

- война нужна была коммунистам как средство развязывания мировой пролетарской революции;

- Сталин и СССР готовились не к оборонительной, а к агрессивной наступательной войне;

- Сталин не столько был обманут Гитлером, сколько сам не успел его обмануть, потому что готовил нападение на Германию;           

- катастрофа начального этапа войны с Германией определена тем, что войска СССР были развернуты для наступления;

- Гитлер опередил Сталина совсем немного, агрессивное вступление Сталина в войну с Германией планировалось на 6 июля 1941 года;

- в результате войны с национал-социалистической Германией должны была произойти советизация центральной и западной Европы, однако из-за неудач первого периода удалось советизировать только центральную Европу, да и то не полностью и не в той форме, как планировалось.

 

С моей точки зрения, Суворов может ошибаться в частностях (например, в классификации, истории разработки, понимании назначения советских танков и самолетов), но в целом он прав. И убеждает меня в этом не только та картина советского военного строительства и войскового развертывания, а также последующего военного разгрома РККА на начальном этапе войны, которую рисует он и другие историки. Правота Виктора Суворова очень хорошо сочетается с моим собственным представлением о специфике исторического развития России – СССР в тот период. Об этом я и хочу написать. 

 

Напомню коротко суть своего понимания истории.

Социум (государство) существует как система взаимодействия трех подсистем: адаптационно-деятельностной, идеолого-социальной и властно-политической.

Его развитие представляет собой последовательную реорганизации этих подсистем в рамках определенных циклов. Циклы эти задаются сменой поколений, которая лежит в основе социальной жизни. Поколения конкурируют между собой и, пробиваясь к социальным рычагам, несут социальные изменения.

В этих изменениях есть логика и жестко заданная последовательность. Например, когда мы строим дом, то сначала строим фундамент, потом стены, потом крышу. Нельзя построить крышу без стен. Построив дом, можно вносить изменения в конструкции, от фундамента до крыши, но нельзя эту конструкцию совершенно изменить. Причем, начав изменять фундамент, следует с ним закончить, и только после этого заняться стенами. И т.д. Приблизительно то же самое происходит с социумом. В качестве фундамента выступает система деятельности, обеспечивающая существование социума. Стены – это идеология. Крыша – властно-политическое устройство.

В каждый исторический момент идет реорганизация одной из социальных подсистем. Например, с 1987 СССР-Россия переживают период реорганизации властно-политической системы. Закончится данный период только в 2017 году. В 2014 году начнется изменение адаптационно-деятельностной системы. В 2041 – идеолого-социальной (тогда, наконец, может утвердиться в нашем обществе идеология демократизма в противовес либеральной концепции дикого капитализма). И т.д.

Подсистема изменяется за счет трансформации трех своих организационных уровней, по 13 лет на уровень. Из-за наложений циклов реорганизации подсистемы занимает 31 год. Всей системы – 85 лет. Подробно останавливаться на всех переплетениях социально-поколенческих циклов здесь неуместно. Поэтому идем дальше.

 

Россия к 1941 году находилась на стадии реорганизации своей властно-политической подсистемы. Этот период властно-политического строительства начался в 1906 году, с начала работы Государственной Думы и установления в России полицентризма (полиархии). Правда, если прибавить к 1906 году цифру 30, получится 1936 год. Действительно, властно-политическая реорганизация в рамках предыдущей исторической традиции должна была закончиться в этом году. Однако в этом случает все происходило более сложно.

С 1915 году в Российском социуме вступили в период своего социального оптимума люди, которые мечтали о разрыве с предыдущей исторической традицией. Они несли новые социальные идей, в том числе идею социализма и коммунизма, восторжествовавшие в дальнейшем. Эти люди начали новый большой период развития России. В основе этого развития лежала не деятельностная адаптация социума, как в период Киевской Руси. И не идеологическая адаптация, идеология (русского православного царства), как в период Владимирской Руси – России. В основе нового этапа развития было положено представление о народном политическом социуме. Период построения властно-политической системы этого социума – 1915-1945 гг.

Строился он на противопоставлении всей предыдущей властно-политической традиции. Если царская властно-политическая система шла к концу своего существования по пути полицентризации (полиархизации) в виде разделения власти между царем с его правительством и Государственной Думой, к централизму - в виде сосредоточения всей политической власти в центре в ущерб региональным властям, и к власти элиты (наследственной, согласно традиции), то новые люди строили моноцентристскую (моноархическую) децентрализованную власть выборного правителя.

О том, какую форму приняла эта власть в СССР, хорошо известно. Реальную власть получили партийные структуры в ущерб декоративным государственным. Фактически сложилась моноцентристская (моноархическая) власть ЦК КПСС в лице единоличной власти выборного генерального секретаря ЦК КПСС и его представителей на местах – первых секретарей ЦК местных республиканских компартий и областных/краевых парторганизаций. Завершился данный процесс преобразования старой властно-политической системы к 1945 году.

Процесс этот был главным. Строго говоря, он был единственным. Ни деятельностная, ни идеологическая система, доставшиеся от царского периода, реорганизации в то время не подлежали. С точки-зрения адаптационно-деятельностной царская Россия к моменту революций начала XX в. представляла собой агрессивное военное государство, социум, адаптирующийся к внешней социальной среде, т.е. к среде других государств, при помощи военной экспансии. Россия вела активные территориальные захваты в Средней Азии, на Дальнем Востоке, вмешивалась при помощи военной силы в европейские дела (примером может служить русско-турецкая война 1877-1878 гг.) и мечтала об аннексии Константинополя. СССР не только не отказался от агрессивных планов царской России, он в первый период своего существования, до Великой Отечественной войны, придерживался тех же внешнеполитических целей. Изменилась только идейное обрамление. Вместо идеи экспансии православного царства – идея мировой революции, вместо освобождения православных – освобождение угнетенных народов, вместо борьбы с Англией, Германией, Японией и другими колониальными державами – борьба с мировым империализмом. Однако суть – война, военная экспансия, решение внешнеполитических проблем военной силой, расширение территории России (СССР) сохранялась.

Последняя до революций реорганизация адаптационно-деятельностной подсистемы, содержанием которой был переход от военной защиты к военной экспансии, происходила в 1861-1891 гг. Большевистская революция не могла и не хотела изменить адаптационно-деятельностную подсистему общества. Она сама была следствием не столько надуманной борьбы пролетариев и капиталистов, сколько результатом изменения социальной структуры общества, произошедших вследствие реформ 60-х – 70-х гг. XIX в. Как известно, одной из реформ была реформа военная, заключавшаяся, в том числе, в переходе от рекрутских наборов к всеобщей воинской повинности. Таки образом, военная экспансия стала делом не сугубо военной части российского общества (рекрутские наборы фактически вырывали граждан из мирной жизни, формируя особую социальную группу), а делом всех и каждого. Российское государство стало представлять собой военно-экспансионистскую систему, управляемую политическими властями, субъектом которой стал деятель, а не владелец ресурсов, то есть военный, а не помещик.

Это было осмысленно и закреплено в сознании общества в течение 1879/1888 - 1909/1918 гг., в период реорганизации идеолого-социальной подсистемы государства. Общество представлялось всем политическим группам единым деятельностным организмом, в котором интересы государства как союза важнее интересов личности. Общество это состоит из социальных групп (для монархистов и либералов – профессиональных групп, для социалистов - классово-профессиональных групп, причем постепенно классовое деление все равно сменилось фактически профессиональным). Политики выражают интересы этих социальных групп и действуют от их имени. Получилось так, что в процессе реорганизации власти победила большевистская точка зрения. Однако она вполне соответствовала общему типу представлений того времени в России. 

Выстраивая новую властно-политическую систему, большевики фактически приводили в соответствие устройство власти устройству деятельностной системы и представлениям о ней. Время реорганизации адаптационно-деятельностной системы подошло в 1942 году. Именно тогда встал вопрос о новых целях государства, причем инерция военных целей боролась с торгово-хозяйственным вариантом развития. В значительной степени этим объясняются особенности развития сталинского СССР в ближайший послевоенный период. И это очень важно.

Но с 1861 по 1942 года государство, называвшееся сначала Российской империей, а затем СССР, было военно-экспансионистской державой по своим деятельностным целям. СССР переформулировал военно-экспансионистские задачи царской России, но не изменил их. Задачей СССР по прежнему оставалась военная экспансия, расширение границ, присоединение новых территорий. Только называлось это теперь мировой пролетарской революцией и вхождением новых стран в братскую семью социалистических народов, а не аннексией. СССР в этот период готовился к войне, провоцировал войну и хотел распространения своего строя на новые территории. Уже потом, после второй мировой войны, это период был переосмыслен в духе защиты и миролюбия. Изменилась парадигма, изменился менталитет. И связано это с реорганизацией адаптационно-деятельностной системы в 1942-1972 гг. С этого времени постепенно утвердилось военно-оборонное мышление. Поэтому не правильно говорить, что СССР никогда не был миролюбивым государством. Был! Действительно не хотел больше воевать! Но после начала второй мировой. Поэтому, с одной стороны, неправильно говорить, что СССР всегда был военно-экспансионистской державой. С другой стороны, он не всегда был и мирным государством. А уж пацифистским государством он не был никогда!

До начала новой реорганизации деятельной системы в 1942 г. вся жизнь СССР действительно была подчинена военному строительству и подготовке к агрессии. И коллективизация, и индустриализация имели военный смысл (ну, еще, конечно, политический, согласно сути переживаемого социального периода, но об этом следует говорить специально). Страна готовилась к наступательной войне, да! И в рамках данной подготовки и общей адаптационно-деятельностной линии СССР должен был наступательно включиться во вторую мировую. Собственно, он в нее и включился уже в 1939 году. И стал активно расширять свою территорию, как это и полагается военно-экспансионистскому государству!

Но поджигателем, так сказать, войны был, конечно, не только СССР. Среди великих держав того времени в Европе было два серьезных агрессора. Германия тоже была военной экспансионистской державой. В отличие от Франции и Великобритании, которые были государствами вполне мирными, торговыми, заинтересованными в обмене, а не в серьезных войнах (что они, кстати, весьма наглядно подтвердили в период так называемого Мюнхенского сговора). К первой мировой войне таких держав было три: Германия, Австро-Венгрия, Россия, но теперь их осталось только две. После второй мировой войны военных великих держав в Европе не осталось вовсе. Именно поэтому войны кончились. Военный паритет, ядерное оружие – это все существенные факторы послевоенной международной ситуации, однако войны закончились все-таки  потому, что не стало агрессоров, сильных европейских государств, ориентированных на военно-территориальную экспансию.

Реорганизация адаптационно-деятельностной системы СССР в 1942-1972 гг. имела в качестве возможной цели два типа развития. Историческая традиция выбора не оставляла, в царистской колее мы могли прийти только к военно-оборонительному государству. Так шло сXIV века! На смену периоду военной экспансии приходил период военной защиты, затем опять экспансии, затем опять защиты. Государство оставалось военным, хозяйственное развитие подчинялось интересам военной деятельности.  На верхушке общества находились военные. Торговцы, крестьяне и ремесленники более-менее презирались. Но поколенческая линия, утверждавшаяся с 1915 года, не хотела следовать вековой традиции, в этом было ее основное отличие. Альтернативой войне в социуме является торговля. Альтернативой военной экспансии могла стать экспансия торговая. А участие во второй мировой войне показало СССР не только необходимость защищать свою территорию, но и продемонстрировало прелести неограниченного торгового обмена с другими странами. В результате преобразований 1942-1972 гг. советский социум стал торговым. Точнее, внешнеторговым. И новая агрессивность СССР, получившая обоснование в концепции мирного сосуществования и соревнования с капиталистическими странами, состояла в реальной политике борьбы с развитыми державами за рынки, как в Европе, так и во всем мире.

Однако СССР действительно стал мирной страной! Он больше не был заинтересован в развязывании мировой войны. Он больше не хотел нести революцию на штыках СА (РККА). И это очень важное различие. Те, кто пытаются осмыслить СССР только как агрессивное экспансионистское военное государство, обречены натыкаться на несоответствия своего взгляда реальным фактам. Причем, если реальная внешняя политика СССР с течением времени все более и более склонялась к обеспечению торговой экспансии, то одновременно фоновая поколенческая линия, продолжавшая мыслить категориями войны, геополитики и формулировать сугубо военные задачи государства, тоже претерпела эволюция. Парадигма наступления и захвата сменилась парадигмой защиты, обороны и удержания достигнутого. Причем оборонный менталитет проник так далеко, что, фактически подменил в народной исторической памяти значительные пласты воспоминаний о событиях довоенного времени. Вся история СССР, равно как и вся история Руси-России, были переосмыслена как история обороняющегося социума. Такой вот парадокс! Впрочем, в современном мире быть военным агрессором просто неприлично. Так что новое военное мышление пришлось России кстати. Жаль только, что менталитет сегодняшнего дня мешает трезво смотреть на свою историю. Которая, как и история любой страны, любого государства, имеет и свои страшные, и свои прекрасные страницы.

В общем, до 1942 года СССР не мог стремиться к обороне по определению, как военная экспансионистская держава. Он и не стремился! В этом может убедиться каждый, достаточно открыть книги Виктора Суворова и его сторонников. Или прочесть сборник «Вся правда Виктора Суворова».

 

1.11.2009 г.