Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

О "холодной войне"

СССР не проиграл холодной войны. Он просто из этой войны вышел, потому что властно-политическая элита поняла, что такие отношения с западным миром мешают развиваться советскому обществу. А призрачная надежда на воссоединение с западным миром посредством коммунистической революции не имеет под собой никакой реальной почвы.

Даже смешно, что в Америке это понимают, пусть соглашаются с таким взглядом не все, а в России такой взгляд на историю заката СССР является едва ли не новым! Более того, он не интересен ни патриотам, ни нашим записным либералам и демократам. Патриотам - потому что они в логике борьбы объясняют гибель СССР предательством. «Истинной» либерально-демократической общественности – потому что коммунисты могли только проиграть, и должны были проиграть. Проиграть все – страну, идеи, холодную войну. Потому что правда на стороне Запада! А коммунизм в России – это преступление и недоразумение. Он не может быть естественной частью истории страны!

Я же, например, считаю, что советская элита прозрела не из-за того, что на нее давили США и НАТО. И не из-за экономического кризиса в СССР, которого реально не было, хотя проблемы экономического развития существовали. И не из-за диссидентов, которые погоды в советском обществе реально не делали. Поняла элита необходимость других взглядов на общество, на международные отношения и на работоспособную в новых условиях властно-политическую конструкцию по той простой причине, что в 60-х - 80-х гг. происходила революция в умах, шел идеологический период развития России.

Во-первых, стоял вопрос о том, какое должно быть общество, должно ли оно по прежнему быть деятельностным, то есть следует ли по прежнему считать человека винтиком в общественном механизме, или человек самоценен, а общество должно строится вокруг человека, как система, обслуживающая его интересы и потребности. Революция в сознании заключалась в том, что идеи деятельностного общества, служения этому обществу и жизни как самоотверженной борьбы стали вытесняться идеей общества частноправового, в котором решающую роль имеют такие ценности, как мир отдельного человека, его стремление к счастью и довольству. И это был колоссальный сдвиг в мировоззрении советского человека.

Во-вторых, следом за решением этого основного вопроса, следовало определиться, на какую идеологическую систему мы будем ориентироваться в дальнейшем. В условиях длительного торжества этатизма (государственничества) вопрос о сохранении этого типа идеологии даже не рассматривался. Старая идеология защищалась перед лицом активного распространения идей двух других идеологических типов – националистического и либерального. В целом победила идея либеральная, однако до ее окончательной победы не только на уровне сознания граждан, но во всей системе общественных институтов, еще довольно далеко. Но у социума свое историческое время.

Так вот тогда, когда советская элита сдалась обаянию личного человеческого благополучия (естественно, ориентируясь прежде всего на себя, на свое личное счастье, на свои личные мечты) и сочла, что лучше всего такую идею выражает либеральная система воззрений и социальных институтов, СССР осталось существовать совсем немного времени.

На смену идеологическому периоду всегда идет властно-политический. Новые идеи элита прежде всего стремится реализовать на поле властных отношений. И я думаю, что если бы даже наша элита хорошо представляла себя, чем обернется настоящая либерализация властно-политической системы, она все равно не отказалась бы от этого. В конце концов лучше иметь свободу в России, чем несвободу в СССР.

Так что это был наш выбор. Мы сами вышли из холодной войны, причем сделали это еще до распада СССР. Мы сами стали строить либеральную социальную систему. Мы сами распустили СССР. И США с Западом не имеют к этому никакого прямого отношения. Потому что каждый шаг к свободе имел свою цену. И элиты, а вслед за ними народ, при всем разнообразии конкретных интересов и взглядов, готовы были эту цену платить.

 

14 июля 2009 года