Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Цели и текущие задачи проекта

Общей целью данного проекта является формулировка, отработка  и изучение возможности практического применения новой универсальной теории адаптационного социума (или социума как адаптационно-деятельностной системы). Работа ведется в нескольких направлениях.

  

История 

На данном этапе я работаю в основном над периодизацией истории современных государств. Периодизация развития России, Франции, Англии, США, современного Украинского государства уже представлены на сайте. Затем я думаю заняться периодизацией Китая, Германии, Италии, Испании, Португалии, Голландии и Бельгии.

Такие государства, как Франция, Англия, Голландия опережают Россию на несколько социально-поколенческих периодов, а значит, интересны с точки зрения сравнительного анализа и моделирования нашего собственного развития. Кроме того, периодизация развития Испании и Португалии имеет значение для определения социально-поколенческих циклов истории латиноамериканских государств.

Дело тут вот в чем. Я предполагаю, что некоторые СДС (сложные деятельностные системы, государства) возникают как самостоятельные ветви родительских СДС, сохраняют в чуть скорректированном виде свойственный им поколенческий ритм. Таким образом, вероятно, происходило в свое время со сложной деятельной системой, созданной франками: Нидерланды являются современным итогом развития исходной франкской СДС, возникшей где-то в конце III в. н.э. В начале VI века на завоеванных франками при Хлодвиге I территориях в результате дробления государства появились зачатки новых государственных систем, одна из которых выросла затем во Францию.

История Англии является основой для периодизации развития США, Канады, Австралии, возможно, каких-то еще государств.

Предположительно, то же самое происходит с такими бывшими республиками СССР, как Украина и Белоруссия, а может быть, и некоторыми другими, например с Грузией (в данном случае все зависит от того, утратили ли эти страны свою социально-поколенческую связь с той деятельной системой, в рамках которой они существовали до вхождения в состав России, или нет).

В данным момент я остановился на предположении, что новая сложная деятельная, или государственная, система, отпочковываясь от родительской, оказывается в начале большого периода (в историческом суперцикле три больших периода, в каждом из которых последовательно доминируют деятельные, социально-идеологические и властные отношения), аналогичного большому периоду исходной СДС на момент отделения. Таким образом, если французское государство образовалась тогда, когда ведущей подсистемой социума являлась деятельная подсистема, т.е. в рамках первого большого периода, то и для него деятельные отношения стали ведущими. Фактически история для франков, связавших себя с Галлией, началась сначала.

Если Великобритания и СССР распадаются в момент доминирования властной подсистемы (третий большой период СДС), то и отпочковавшиеся СДС будут находиться в начале третьего большого периода, когда социально-поколенческая последовательность и циклы государственного развития задаются властной подсистемой. Причем, в этом случае США и, например, Украина, теряют один цикл развития СДС в рамках большого периода так же, как Франция потеряла несколько циклов по сравнению с исходной СДС, отстав, таким образом, в своем развитии от материнской СДС, результатом развития которой являются современные Нидерланды.

Выше сказанное имеет особое значение для понимания того, что происходит в государствах Латинской Америки. Вероятно, эти СДС выделились в самостоятельные в период доминирования второго большого периода истории Испании и Португалии. Соответственно, они находятся в рамках второго, социального большого периода. То есть в их развитии преобладающее влияние оказывают не властные, как во всех современных европейских государствах, а социально-идеологические процессы. Это позволяет понять, почему страны Латинской Америки демонстрируют иной характер развития, нежели США и Канада.

 

Нужно срочно делать периодизацию Китая. По моим предварительным соображениям, современная сложная деятельная система, существующая в этой стране, отстает от России не так уж сильно, а значит КНР верно движется к политической революции, с неизбежным отделением ряда территорий, с образованием новых независимых государств. Период властно-политической реорганизации, сходный с тем, что начался в СССР в 1987 году, по некоторым из возможных периодизаций истории Китая должен начаться где-то в 2004-2011 гг. То есть, в одном из вариантов, он уже начался. Территориальный распад наступает спустя 4 года после начала реорганизации. Следовательно в промежутке между 2008 и 2015 годами Тибет, Синьцзян-Уйгурский автономный район, другие автономии и исторические территории будут реально претендовать на независимость и бороться за нее, причем какие-то из них обязательно обретут свободу. При этом следует иметь в виду, что Китай, во-первых, демонстрирует тип развития, сходный с типом развития России, во-вторых, учитывает опыт СССР. Это не отменяет аналогичные процессы, но существенно влияет на характер их протекания. Перед Китаем сегодня даже два варианта – советский и югославский опыты политической реорганизации. Понятно, что переоценить значение точного прогноза развития КНР вряд ли возможно.

Кроме того, история Китая может пролить свет на важный вопрос о продолжительности существования СДС как таковой. Современная сложная деятельная система Китая сформировалась, вероятно, в процессе образования империи Тан. Поскольку империя Тан возникла не на пустом месте, естественно предположить, что она является прямым развитием той сложной деятельной системы, которая существовала до того. А значит, Китайское государство переживает второй суперцикл своего развития (суперцикл длится 2119 лет). Следовательно, можно предположить, что суперциклов может быть сколько угодно (для принципиального решения этой проблемы необходимо также разобрать историю других древних государств, например Рима, Персидского Царства и др.).

 

Необходимо заняться государствами исламской зоны. Периодизация из развития позволила бы получить твердые и однозначные основания для понимания социально-политических процессов, происходящих в регионе, и правильно определить существо исламского фактора в современной международной политике. Весьма возможно, что исламские идеологии представляют собой местную разновидность идеологических брожений, подготавливающих соответствующие государства к переходу в третий большой период их истории. Иран приобрел в лице идеи современного шиитского государственного устройства идеологию и практику, аналогичные по задачам тем, что функционировали в России под видом большевизма. Соответственно, весьма вероятно, что радикальный ваххабизм является таким же средством подготовки политической революции и перехода СДС к третьему большому периоду исторического развития в государствах суннитской ветви ислама.

 

Фактически для меня в рамках данного проекта периодизация истории различных государств имеет подчиненной значение, создавая базу для сравнительного анализа, с одной стороны, и основания для конкретного социально-политического анализа, моделирования и прогнозирования, с другой. Однако на сегодняшний день эта работа является основной. Именно она может подтвердить или опровергнуть на фактическом материале теорию адаптационного социума и социально-поколенческих циклов развития государств как сложных деятельных систем.

 

Есть еще одно направление исследований, связанное с образованием исходной гипотезы о пересекающихся социально-поколенческих циклах. У меня есть сырая периодизация истории философии, а точнее даже, истории мировоззренческих представлений греко-европейского культурного ареала. В этой истории переплетаются религиозные и научные периоды. Я предполагаю немного доработать эту периодизацию, уточнить кое-какие биографические даты, и вывесить на сайте хотя бы в сыром виде. Заниматься историей философии, религии и науки основательно у меня точно не будет времени в обозримом будущем.

 

 

Теория

На данный момент идея реализована в виде рабочей гипотезы. Многие ее положения требуют уточнения и специальной отработки. Необходима работа над понятийным аппаратом и т.д. Однако в данный момент мне не хочется злоупотреблять умозрительными построениями. Разбор и периодизация истории различных государств, анализ современной социальной ситуации в России и в мире позволяет, с моей точки зрения, избежать излишней спекулятивности, опереться на реальный материал и оптимизировать теоретический аппарат как инструментальный.

Желательно сделать традиционный обзор истории социального познания с точки зрения нового комплекса идей.

Следует подробнее остановиться на теме отношения СДС к этносам, культурам, религиям и т.п.

 

 

Социально-политический анализ и прогнозирование 

Прежде всего меня занимает Россия, текущие социально-политические процессы, направления и перспективы нашего развития.

Конечно, хотелось бы опереться на анализ опыта других государств, оперировать известными моделями развития. Но пока это дело будущего, близость которого зависит от работоспособности автора и наличия у него свободного времени. Однако даже сейчас, на основе общих характеристик переживаемого периода, можно делать довольно четкие и точные общие прогнозы, определять, как пройдет и приживется та или иная социально-политическая инициатива, какие перспективы имеет различные партии и общественные движения, понимать подоплеку тех или иных событий, видеть перспективу развития социума.

Например, я с 2002 года предсказываю, что с 2007/2008 года в России заканчивается период такой организации власти, при которой власть всегда оказывается в конечном итоге сосредоточена в руках одного лица, сначала наследственного, затем выборного правителя (царя, генерального секретаря, президента). Реорганизация власти будет идти по пути перехода от правления единоличного правителя к правлению выборной властной элиты. Из этого следует, что намечающийся сегодня властно-политический дуумвират В.В. Путина и Д.А Медведева – не шутка, а перспективная реальность. Более того, во власть вернется частично придушенный полицентризм, т.е. и парламент, и суды будет становиться все более и более независимыми от президента. Однако расцвета местного самоуправления не предвидится ни в каком виде.

Действительно, неизбежные проблемы разделения власти между президентом и сильным, самостоятельным премьером, которым только и может стать В.В. Путин, будут так или иначе разрешаться в связи с давно известной и опробованной системой легитимизации властных полномочий. Поскольку, независимо от участия В.В. Путина и его поддержки, Д.А. Медведев становится с 7 мая полномочным и полноценным, законно легитимизированным президентом, в то время как В.В. Путин формально теряет собственную легитимность и должен получать свои полномочия из рук нового президента и (или) парламента, постольку единственным аргументом премьера в случае его разногласий с президентом может быть, и будет, верное премьеру парламентское большинство. То есть источником легитимности, который можно противопоставить президенту, может быть только легитимность парламентская. Соответственно, мы будем двигаться от президентской к президентско-парламентской форме правления.

 

Кроме того, в ближайшее время весьма вероятна вторая волна либерализма, в результате которой «Союз правых сил» так или иначе расколется на собственно либералов и демократ-либералов (то есть демократически ориентированных приверженцев либеральной идеологии), с последующей объединением классических либералов типа Гайдара, Чубайса и прочих с партией власти, опять таки в том или ином виде.

Это, в свою очередь, должно привести к объединению в каком-либо виде демократ-либералов и демократов, что впоследствии создаст базу для формирования реальной политической силы на базе идеологии демократизма (социал-демократизма). Впрочем, срок формирования подлинного и полноценного демократического (социал-демократического) политического крыла сегодня не очень ясен. Ведь и коммунисты могут претендовать на роль перспективной демократической силы постольку, поскольку (и если) будут переходить с собственно коммунистических на социал-демократические позиции. В современных условиях, когда у коммунистов как государственников, этатистов нет серьезной перспективы, социал-демократический путь развития может сохранить их как серьезную политическую силу.

 

В целом же к 2017 году у нас окончательно сложится модель власти со следующими характеристиками:

полицентризм в организации центральных властей, т.е. формальное разделение органов власти, существовавшее и при СССР, дополнится реальным разделением властей;

централизм в отношениях центральной и территориальных властей, т.е. реальная власть будет принадлежать центральным, а не региональным органам власти;

власть выборной властной элиты, т.е. коллективная власть представителей ведущей политической партии.

А с 2014 года начнется реорганизация следующей социальной подсистемы, в результате чего политики перестанут делить власть и вплотную займутся экономикой. Вопрос только в том, будет ли ей от этого так уж хорошо!

К сожалению, я не имею возможности сосредоточиться всецело на этой работе. С одной стороны, занят историей и теорией. С другой стороны, заниматься социально-политической конкретикой, не имея специальной организации и реального адресата, достаточно сложно. Поэтому в этой области я в данный момент ориентирован на периодическую публикацию заметок по наиболее общим проблемам текущего периода с точки зрения того, как они раскрываются в свете теории деятельного социума.

 

Есть еще одно направление работы, в котором переплетается текущий социально-политический и более общий исторический анализ. Это работа над подробным разбором того социально-поколенческого цикла СДС, в рамках которого мы сейчас живем, который определяет главные характеристики современного периода.

Я сейчас работаю над погодовой хроникой важнейших событий властно-политического цикла (1987-2005 гг.) и их интерпретацией при помощи гипотез деятельного социума и социально-поколенческих циклов. Эта работа должна, кроме всего прочего, показать, насколько полно и четко способны эти гипотезы объяснять происходящее.

 

2002-2005-2008 год