Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Прогноз развития России в 2015 году

1. Общие соображения
2. Властно-политическая система
3. Деятельностная система

 

 

1. Общие соображения

 

Писать этот текст надо было в декабре-январе, год уже в разгаре, и событий произошло довольно много.
Но есть утешение: «лучше поздно, чем никогда».
Вот чуть запоздалый прогноз на 2015 год.
 
Прошу обратить особенно внимание – это не предсказание, это прогноз.

Прогнозировать индивидуальные события и людские судьбы практически невозможно, их можно только предсказывать. Ну, или угадывать.
То, как вы это называете, зависит от того, верите вы в некую мистическую сторону действительности, с которой можно установить связь, или нет.
Если верите, то допускаете возможность предсказания. Если нет, то просто пытаетесь угадать.
Прогнозировать же можно только общие процессы.
Это я и попытаюсь сделать.

Для понимания необходимо сделать несколько замечаний о методологии моих прогнозов.
У меня есть собственная социальная теория.
Как всякая порядочная социальная теория, она описывает социальные структуры, социальную статику, и социальные изменения, социальную динамику.

Любой социум, например Россия, существует в среде других социумов (государств; не путать с узким пониманием государства как власти).
Любые социальные изменения определяются двумя причинами.
1) Реакцией социума на поведение других социумов.
Например, если Третий Рейх нападает на СССР, то СССР просто вынужден воевать и перестраивать свои социальные структуры для войны, для военной деятельности.
Если европейские страны предлагают СССР рынок для сбыта газа, то СССР предпринимает определенную перестройку своих социальных структур для того, чтобы это рынок занять, организовать расширение добычи газа и его доставку.
Это не всегда фундаментальная перекройка социальных структур.
Обычно внешние вызовы приводит к тому, что доращиваются и эксплуатируются уже существующие, сложившиеся.
То есть реакция производится на имеющейся базе.

2) Саморазвитием социума.
Социум находится в состоянии перманентной реорганизации
, что определяется сменой социальных поколений: поколения стремятся занять выгодные социальные позиции и для этого предлагают свою социальную программу и новые социальные практики.
Программы и практики, если вы понаблюдаете, возникают на основе критики деятельности предыдущих поколений.
Поэтому любое социальное поколение приходит в социум с настроением поменять - всё или многое.
Саморазвитие социума циклично - у смены социальных поколений есть достаточно жесткие ритмы и циклы, которые я нашел и описал (надеюсь, что правильно, то есть открыл).

Саморазвитие социума совершается как последовательная, поэтапная реорганизация социальных подсистем.
Всего подсистем три – деятельностная, социально-идеологическая и властно-политическая.
Они относительно самостоятельны.
Именно их взаимодействие обеспечивает существование социума (государства) как целостности.

Анализируя историю России, Франции, Великобритании я обнаружил, что реорганизация каждой подсистемы (деятельностной, социально-идеологической, властно-политической) продолжается 31 год.
Эти циклы накладываются друг на друга, поэтому цикл всей системы – 85 лет.

Циклы подсистем, в свою очередь, состоят из накладывающихся друг на друга поколенческих субциклов в 13 лет.
13-летние циклы разбиваются на 4-х летние. 4-х летние – на однолетние.
Такая вот матрешка.)))
На эта разбивка позволяет понять, решением каких базовых проблем вынуждены заниматься люди в данный год данного четырехлетия данного тринадцатилетия и т.д.

Саморазвитие социума первично.
Социальные изменения, которые вызываются внешним воздействием, вторичны и имеют краткосрочный характер.
Например, за мобилизацией на войну следует демобилизация и возвращение к обычной жизни, с ее текущими задачами и базовыми структурными проблемами социальной реорганизации.

Теперь можно определяться с тем, в рамках каких циклов существует сейчас Россия.

С 1987 года мы живем в рамках периода реорганизации властно-политической системы.
Горбачев затеял все это не на пустом месте, общество созрело.
1987-2017 годы – цикл реорганизация властно-политической подсистемы.

Но с прошлого года мы вступили также в цикл реорганизации следующей подсистемы – деятельностной.
2014-2044 годы – цикл реорганизации адаптационно-деятельностной подсистемы.
Я писал об этом в начале 2014 года в посте "2014 - начало новой эпохи реформ в России. Общий прогноз".
И действительно, в прошлом году все мы ощутили, что реорганизация неизбежна, без нее не обойтись.
Она даже началась (как и было мною прогнозировано еще в 2002 году).

1) Окончательно стало ясно, что развиваться в рамках экспортно-ориентированной экономики Россия больше не может.
Российская деятельностная система последнего времени – система внешнеторговой сырьевой экспансии. Со специализацией на нефти, газе и оружии.
Поскольку эта модель окончательно исчерпала возможности своего расширения, встал вопрос о том, что делать дальше.
Ничего не делать нельзя по вполне реально причине: идет постоянный приток молодых людей, которым нужны социальные места и социальные перспективы.
Если старые места поделены без остатка, новые люди должны либо заменять старых (революционная ситуация!), либо для них должны создаваться новые возможности (эволюция системы!).
Если торгово-экономическая модель больше не в состоянии создавать новые возможности, ее нужно менять (реорганизационная ситуация).

2) Текущих вариантов изменения деятельностной системы всего два.
1. Можно начать выстраивание экономики внутреннего рынка, то есть перенаправлять накопленные ресурсы на развитие внутреннего рынка (потребеления) и производств, обслуживающих этот рынок.
2. Можно начать военную экспансию, направив накопленные ресурсы, людские и материальные, в том числе денежные, на войну за приобретение новых территорий и распространения военно-политического влияния.

Как видите, именно в 2014 году были распечатаны оба варианта.
С одной стороны, Россия начала военно-территориальную экспансию в Украине.
С другой стороны, до известной степени закрыла внутренний рынок, получила запрет на внешнеэкономическую деятельность со стороны ряда стран и занялась импортозамещением, то есть переориентацией субъектов экономики на внутренний рынок, на производство для внутреннего рынка.
В дальнейшем России придется выбрать, что она будет строить:
- деятельностную подсистему военно-территориальной экспансии;
- деятельностную подсистему внутриторговой экономики.


Хочу обратить особенно внимание, украинский кризис и кризис в торгово-экономических взаимоотношениях с нашими западными партнерами – это не просто внешние вызовы.
Кризисы, так или иначе, разрешатся, это происходит всегда. Но их последствия иногда выходят за рамки самих кризисов.
Это важно!

«Оранжевая революция» в Украине 2004/2005 гг не вызвала военно-территориальную экспансии России и не поставила вопрос о том, что Россия нуждается в коренной реорганизации своей деятельностной системы.
Россия находилась целиком в рамках одно цикла – властно-политического.
Поэтому на «оранжевую революцию» была именно такая реакция - политическая: политическая борьба во вне, исправление властно-политической системы внутри.
«Оранжевая революция» 2004/2005 гг послужила толчком к изменениям в программе властно-политического строительства, но не привела к изменениям в деятельностной системе.

То же самое произошло и во время российско-грузинского конфликта 2008 года.

Экономический кризис 2008-2009 гг не привел к коренной перестройке торгово-экономической системы.

Но когда в 2014 году начался периода деятельностной реорганизации, ответ стал уже не политический, а деятельностный.
Цикл запустился, и вскоре фундаментальные властно-политические проблемы вообще отойдут на задний план.

Итак, сейчас Россия живет в рамках завершения периода властно-политической реорганизации и начала цикла деятельностно-адаптационной реорганизации.
Соответственно, у текущего года есть роль во властно-политической реорганизации, и есть роль в деятельностной реорганизации.
Эти плоскости 2015 года и прогнозы соответствующего развития я опишу раздельно, в двух следующих постах.


Но главное, что нужно запомнить: проблемы властно-политического устройства потеряли самостоятельное значение и будут с 2014 года решаться в тесной взаимосвязи с проблемами деятельностной ориентации России.
В ближайшие 3 года, по 2017, мы должны будем сделать выбор между моделью военно-территориальной экспансии и моделью внутриторговой экономики.
Соответственно, завершение оформление власти и политической системы в России будет связанно именно с этим выбором.
 
6 марта 2015 г.
 

2. Властно-политическая система

 

Формирование новой властно-политической системы, начавшееся в 1987 году, подходит к концу.
Закачивается последний 13-летний субцикл (2005-2017) это периода.

В 1987-1999 году решался вопрос о том, как будет в России организована центральная власть.
Сошлись на полицентризме, т.е. многоцентризме: Президент, Правительство, Федеральное собрание, Суды существуют как относительно независимые центры власти.

В 1996-2008 устанавливались принципы взаимоотношений центральных властей с региональными властями.
Согласились на централизацию: политический процесс сосредоточен в Москве, региональные власти довольно жестко контролируются центром.


В 2005-2017 году определяется субъект власти, ее реальный носитель.
Таковых бывает только два: правитель или элита.
Народ, увы, субъектом реальной власти не является никогда, несмотря на все благие пожелания и конституции.
Но тут ничего не поделаешь, у социальной системы под названием государство есть свои базовые параметры.

В российско-советской традиции последних полутораста лет, после Николая I, субъектом власти всегда был единоличный правитель.
Сталинский террор в отношении политической элиты был вызван как раз тем, что на непродолжительный период социального времени наметилась тенденция к установлению власти элиты. Только эта тенденция, в силу соотношения социальных циклов, не могла закрепиться.
Сталин искоренял всё, что с этой тенденцией было связано - фракции, уклоны, самостоятельных политиков, которые возглавляли различные элитные группы, - всё.
К сожалению, именно это предписывала российская история (самого Сталина это не извиняет, конечно).

Теперь традиция единоличного правления уходит, на продолжительное время должна установиться власть выборной элиты.
Это, как вы понимаете, означает, что власть будет представлять собой некую линию от взаимодействия различных элитных групп, и возможно даже их чередование у власти. 
Но без уничтожения проигравших, это важно.
Там, где элиты борются друг с другом насмерть, побеждает не элита, а единоличный правитель.

Кроме того, если какой-то политик попытается восстановить единоличную власть и уничтожить все другие элитные группы, он будет удален из власти и политики, либо в результате верхушечного переворота, либо в результате народных волнений, вплоть до революции.
Таков закон истории, так легли социальные карты, и никто не в состоянии этого изменить.
Как подобное происходит в реальности, мы можем наблюдать сейчас непосредственно.

Тринадцатилетний период 2005-2017 – это не просто вялотекущие года, наполненные случайными событиями.
Социальное время – это всегда время деятельности людей, социальных акторов.
И оно жестко структурировано.

Первый период субцикла - 2005-2008 годы – период, в течение которого определялись действующие лица периода. Те люди, которые выдвинут и будут отстаивать определенную социальную программу для данного времени.
В это время сложился тандем Путин-Медведев, определились со своей программой Немцов (вышедший из СПС), Навальный, Явлинский-Митрохин на новой этапе, после разрыва с Навальным и Яшиным и т.д.
То есть определились действующие лица периода 2005-2017.
Список, как вы видите, не полный, но это большая тема.

Второй период субцикла - 2008-2011 – время, когда действующие лица определялись со своими социальными целями.
Этот процесс заключается не только в том, что Путин, или Медведев, или Немцов, или Навальный сидели и думали. Может быть, отмечая своим мысли на бумаге или фиксируя их при помощи компьютера. Вовсе нет.
Период выбора социальных целей заключается в том, что вокруг определенных целей собирается группа поддержки, то есть действующие лица периода приобретают поддержку сограждан и их идеи становятся идеями некоторых социальных сообществ.
Реально существующих сообществ.

Путин и Медведев объединили людей вокруг дуумвирата.
Со своей программой организации власти и оппонирования Путину-Медведеву выступили Немцов, Навальный, Явлинский с Митрохиным.

Путин и Медведев в качестве цели предложили сохранение существующей элиты на базе альянса силовиков и либералов (упрощенно).
Парламентские оппозиционные группы выбрали позицию существования рядом с этим альянсом в качестве представителей тех или иных групп граждан.
Протестная оппозиция надеялась на снос всей элиты и отстранение Путина-Медведева.
Полупротестная оппозиция допускала возвращение в разряд системных политических групп и сосуществование с оппонированием.

Но за всем этим, так или иначе, формулировался главный вопрос – кто есть субъект власти, и кто им должен быть.
В этом смысле возвращение Путина в президенты рассматривалось как прямая опасность тенденции к установлению власти выборной элиты.
И в этом – одна из главных причин ожесточенного противостояния властей и оппозиции.
Эта опасность объединяла, вплоть до колебаний в партиях системного пула.

Во время третьего периода – 2011-2014 – действующие лица, определив свои цели, разбирались со своими социальными средствами.
Каждая из политических групп: Путина-Медведева, Немцова, Навального, Явлинского-Митрохина, Миронова и др. выясняла, как она своих целей может достичь.

Путин-Медведев получили опору в виде административного ресурса и патриотической антилиберальной общественности.
Причем обе опоры оказались в распоряжении не столько Медведева, сколько Путина, из-за чего Медведев свои позиции в дуумвирате довольно быстро потерял.

Навальный получил в свое распоряжение московскую улицу, но электоральных возможностей в конечном счете был лишен: партию не зарегистрировали, самого Навального лишили возможности выбираться.

Немцов и его группа (Яшин, Касьянов) – зарегистрированную партию РПР-Парнас и некоторые электоральные возможности.
Явлинский-Митрохин в рамках своей старой базы и новых возможностей не приобрели и т.д.

В прошлом, 2014 году, процесс определения своих политических средств различными действующими лицами закончился.
Одновременно в этом же, 2014 году, начался новый последний четырехлетний период 13-летнего субцикла – 2014-2017.
И это период решающий.
В 2014-2017 гг. действующие лица, которые раньше разобрались со своими социальными целями и средствами, теперь должны окончательно утвердиться в качестве социальных субъектов.
Это значит, условно говоря, что социум должен их признать как необходимые, базовые элементы системы власти.
Кто в эти четыре года выживет и закрепится во властно-политическом поле, тот останется надолго.

Именно в эти годы может произойти обострение борьбы между различными политическими группами.
Ведь если, например, протестная оппозиция хочет снести нынешнюю элиту, то она претендует остаться в одиночестве.
Естественно, существующая элита и представляющие ее политические группы, будут сопротивляться.
Суть в том, что вопрос о сносе окончательно решится именно в эти годы.
И если радикальным группам протестной оппозиции это не удастся, то эти группы исчезнут с политической сцены.

Если же определяться не с четырехлетним периодом, а с 2015 годом собственно, то тут работает тот же принцип четырехходовки.
В первый год четырехлетнего периода определяются действующие лица. Это 2014 год.
Во второй период действующие лица определяют текущие цели (фактически цели четырехлетнего периода). Это 2015 год.
В третий период они ищут и находят, или нет, средства для достижения целей. Это 2016 год.
В четвертый период они остаются на властно-политическом поле как субъекты. Это 2017 года.

Поскольку 2017 год является последним для всего 31-летнего периода реорганизации властно-политической системы, запущенного еще Горбачевым, постольку субъекты этого периода станут субъектами всей властно-политической системы на длительный исторический срок.
Ее оформление закончится, и следующие коренные изменения будут происходить с 2059 года, когда начнется новый цикл властно-политической реорганизации.
Так что политическим группам предстоит решительный бой за свои идеи и место под политическим солнцем России в принципе.

В 2014 году оформились несколько измененные действующие лица игры.
Группа Путина-Медведева перестала быть дуумвирной. Теперь это опять скорее группа Путина.
Но она, кажется, расширилась за счет ряда старых системных партий и системных же элитных групп.
Поскольку протестная оппозиция ставит вопрос о сносе всей элиты, постольку Путин возглавляет всю системную конструкцию.

Группа Немцова-Касьянова-Яшина проникла в системное властно-политическое поле и получила системную перспективу. Перед ней встал выбор – бороться за снос элиты или стать еще одной системной партией, только по-настоящему оппозиционной.

Группа Навального, напротив, в системную политику так и не была допущена.
Соответственно, шансов стать системной оппозиционной политической силой у нее фактически не осталось.
Однако влияние на улицу Навальный сохранил.

Прохоровы вышли из своей партии, и Прохоров, вероятно, перестал быть самостоятельным действующим лицом политики.
Та же участь постигла, вероятно, Геннадия Гудкова.
И Гарри Каспарова.

Собственно, к исходу 2014 года действующими лицами нового четырехлетнего периода можно считать:
- расширенную коалиционную группу Путина, объединившего все старые системные силы, от коммунистов Зюганова до неполитических либералов Кудрина; она противостоит революционной несистемной оппозиции;
- группу Немцова-Касьянова-Яшина;
- группу Явлинского-Митрохина;
- группу Навального.
Возможно, следует иметь в виду Ходорковского как новое действующее лицо властно-политической игры.

В течение нынешнего, 2015 года эти действующие лица будут определять свои политические цели, выдвигать идеи и пытаться собрать вокруг них группы гражданской поддержки.
Для группы Путина это будет время принятия решения о том, будет Путин добиваться единоличной власти, или выступит гарантом существования во власти других политических групп.
Строго говоря, двинется ли Путин в сторону диктатуры и единоличного правления или поддержит статус-кво.
Понятно, что если Путин двинется в сторону единоличного правления, то он власть потеряет.

Для протестных оппозиционных групп это будет временем решения двух проблем.
Во-первых, они должны разобраться с вопросом – революция или борьба за места в сложившейся властно-политической системе.
Во-вторых, протестная оппозиция должна будет конкретизировать свои текущие лозунги и задачи.

Процесс этот, кстати, уже идет полным ходом.
Марш Весны 1 марта должен был зафиксировать это процесс текущего целеоопределения оппозиции.
Равно как марш Антимайдана 21 февраля – это формулировка текущих целей группы Путина, их опубликование.

Понятно, что убийство Немцова должно катализировать процесс формулирования целей действующими лицами политической игры.
А у Путина, кроме прочего, появилась дополнительная задача.

В связи с убийством Немцова можно начать строить личную диктатуру - типа, вот к чему приводит политическая раздробленность и борьба, нам нужен порядок и сильная личность, консолидация и согласие.
Но можно и дать гарантии всем существующим политическим группам и их лидерам: нет политическим убийствам, все политики – патриоты, каждый нужен на своем месте и т.д.

В общем, суть периода в том, что действующие лица: Путин, Навальный, РПР-Парнас и др., будут определяться со своими целями и лозунгами на период по 2017 года.
И главных вопроса два:
- даст ли Путин гарантии политической субъектности выборной политической элите;
- выберет ли протестная оппозиция революционный путь, или возьмет курс на превращение в системную политическую группу.

Переживаемый Россией исторический период обрекает на полный неуспех Путина, если он попытается выбрать единоличное правление.
Так он может действительно довести страну до революции или переворота.
И тут протестная оппозиция может победить.

Но если Путин гарантирует элитам их положение и выберет коллективную власть, а протестная оппозиция, напротив, остановится на революции, то разгром ожидает уже оппозиционеров.
К 2017 году – полный и окончательный.
 
8 марта 2015 г.
 
 

3. Деятельностная система

 

Вообще-то я думал, что все будет просто.

В 2014 году начнется переход от модели внешнеэкономической экспансии к модели внутриторговой экономики.
Механизмы были не вполне понятны, но сам факт сомнения не вызывал.
Ведь не станем же мы воевать и/или готовиться к войне!
Действительность оказалась сложнее.


В современных социумах – государствах не бывает просто экономических систем.
Это всегда либо военно-экономические, либо торгово-экономические системы.
Военно-экономическая или торгово-экономическая системы являются деятельностно-адаптационной базой любого государства.

Государство – социальная система, созданная для взаимодействия с другими государствами.
Государство адаптируется к внешней среде, состоящей из других государств, при помощи военной или торговой деятельности.
В каждый конкретный момент истории в основе взаимодействий лежит либо преимущественно военная деятельность, либо торговля.
Соответственно, государства бывают:
- военными (чередуется военная экспансия с военной защитой),
- торговыми (чередуется внешнеторговая экспансия с внутриторговой экономикой),
- военно-торговыми (чередуется военная и торговая экспансия, сочетание возможно только такое).

В первом случае, в случае военно-экономических систем, экономика (хозяйственная деятельность, производство) обслуживает военную верхушку и военно-территориальные цели.
Военное государство преимущественно занято тем, что захватывает новые территории и защищает старые.
Все межгосударственные отношения видятся как бесконечная вооруженная борьба за территории, которые служат основой и источником благосостояния.

Торговля допускается, но лишь постольку, поскольку служит военной мощи и решению военно-территориальных задач (вспомните, например, Петра Первого).
Все виды деятельности в государстве подчинены одному – военному противостоянию с другими государствами, которые видятся исключительно как военные противники/ союзники.

Естественно, в военном государстве господствует военный класс.
И его методы управления – вертикальная иерархия, приказная система, насилие, произвол, бюрократизм и т.д.
Нам такое государство хорошо известно, это царская Россия. И затем СССР Сталина.

Во втором случае, в случае торгово-экономической системы, экономика (хозяйственная деятельность, производство) обслуживает торговую верхушку (финансовую и производственную) и торговые цели.
Как мы знаем, цели торговли – получение прибыли.
Торговое государство занято тем, что создает условия для торговли, внешние и внутренние.
Межгосударственные отношения – это отношения по поводу торговли, по поводу обмена товарами и получения прибыли, которая является источником благосостояния.

Военная деятельность обслуживает торговые интересы, если речь идет о взаимодействие с торговыми государствами, и решает собственно военно-территориальные задачи, если приходится выстраивать отношения с военными государствами.
Так или иначе, развитое торговое государство не заинтересовано в военно-территориальной экспансии. Это хлопотно, не всегда прибыльно и ничего общего не имеет с обмена товарами и услугами, на что нацелена подавляющая часть элиты.

Понятно, что в торговом государстве господствует торговый класс (в том числе, финансисты – торговцы деньгами и промышленники, производящие товары).
В торговом государстве на первом месте находятся торговые методы управления – взаимообмен, торг, горизонтальные отношения взаимозависимости, коррупция и т.д.

Россия сейчас находится на переходном этапе.
Весь период царизма, а также первая половина большевистского правления (до Великой Отечественной войны) Россия/СССР была чисто военным государством.
Экономика работала, прежде всего, на войну. Все остальное – по остаточному принципу.

После Великой Отечественной войны большевики строили уже другое государство.
Фактически оно было государство внешнеторговой экспансии
, борьбы за внешние рынки и экспортно-импортный товарооборот.

Торговый класс при царизме имел подчиненное положение, при большевиках был предан анафеме в принципе.
Но до тех пор, пока вы производите товары, избавиться от торговли и торговцев невозможно.
Искоренить торговлю и товарно-денежные отношения большевикам не удалось. Максимум – крайне затруднить внутреннюю торговлю.
Но так называемая внешнеэкономическая (на самом деле, внешнеторговая) деятельность в послесталинский период СССР процветала и определяла сущностное лицо государства рабочих и крестьян.

Революция Горбачева-Ельцина в этом смысле ничего не изменила.
Россия отбросила условности и лживый язык коммунистов, назвала вещи своими именами и погрузилась во внешнеторговую деятельность с головой.
Однако к 2014 году цикл доминирования внешнеторговой экспансии закончился (в полном согласии с моим прогнозом).
Встал вопрос о новых целях деятельностной подсистемы Российского государства.

Как вы понимаете, на сегодняшний день, с учетом особенностей предыдущего исторического периода, мы имеем в России военно-торговое государство.
До Великой Отечественной войны доминировала военная деятельность, затем – внешнеторговая экспансия.
С 2014 года перед Россией и россиянами, прежде всего перед нашей элитой, стоит выбор.
Можно опять строить военно-экономическую систему адаптации к внешнему миру государств.
Можно остаться в рамках торгово-экономической системы, сменив модель – с модели внешнеторговой экспансии на модель внутриторговой экономики.

Украинский кризис катализировал процесс выбора.
Фактически в 2014 году ничего не решилось.
С одной стороны, Россия начала военно-территориальную экспансию, присоединив Крым и поддержав ополченцев в Донбассе. Это путь к военному государству.
С другой стороны, Россия попала под санкции, потеряла значительную часть украинской торговли, ввела торговое эмбарго и провозгласила программу импортозамещения и самофинансирования, что открывает возможность построения экономики внутренней торговли. Это путь к внутриторговому государству.
Совместить их нельзя, доминирует всегда один вид деятельности.
Предстоит делать выбор.

Цикл реорганизации деятельностной системы России – 2014-2044 года.
В течение первого периода этого цикла – 2014-2026 гг – будет определяться цель деятельностной системы.
Мы должны будем выбрать способ адаптации, приспособления к другим государствам.
Выбор – между построением или внутриторговой экономической системы, или системы военной экспансии.

Но тринадцатилетие 2014-2026 имеет сложную внутреннюю структуру.
В 2014-2017 должны определиться действующие лица 13-летнего периода, социальные акторы.
В 2017-2020 эти действующие лица должны четко определить свои социальные цели и донести их до людей.
В 2020-2023 они должны разобраться со своими возможностями, средствами, мобилизовать общество на поддержку своих целей.
В 2023-2026 они должны утвердиться в качестве социальных субъектов, несущих конструкций, на которых держится тот выбор, который сделает общество.

То есть мы сейчас в самом начале пути.
Формируются группы людей, которые предложат России выбор.

Кто-то будет отстаивать военную экспансию. Для начала - ввод войск в Донбасс, коридор в Крым и Приднестровье и т.д.
Если общество пойдет по этому пути, то о развитии внутренне торговли, росте благосостояния, научно-техническом прогрессе, улучшении качества жизни можно будет забыть.
Причем мы вернемся не в СССР Брежнева, мы вернемся в СССР Сталина. Ну, или к режиму Александра III и Николая II в осовремененном виде.
Или нам предстоит узнать, что такое русский фашизм.

Несколько групп будут предлагать различные варианты внутриторговой модели.
Если мы выберем путь построения внутриторговой экономики, то нашу страну ждет не только экономическое процветание, рост благосостояния, качества жизни, решение демографической проблемы.
Нас со временем ждет реальная демократизация.
Не завтра, не сразу, но довольно скоро по историческим меркам, и совершенно неотвратимо.

Кстати, если Россия выберет путь внутриторговой экономики, то ее ждет и расцвет частной собственности и частного предпринимательства.
Тут фактически нет вариантов.
Но окончательная либерализация – время сравнительно отдаленного будущего.
Государство максимально уйдет из экономики только в течение периода 2032-2044 гг., к самому концу реорганизации деятельностной системы.
В течение ближайших лет власти сохранят свое присутствие в экономике, и даже может его усилить на какое-то время.

Период 2014-2017 тоже имеет внутреннюю структуру, каждый год имеет свое значение.
Принцип все тот же – люди организуются как деятели, решают вопросы кто, что, как, в каком качестве.

В прошлом, 2014 году, должны были определиться конкретные люди, которые занялись проблемой, которые готовы двигать реформу деятельностной системы, которые не хотят оставаться в рамках экспортно-ориентированной экономической модели.
Ищите их среди тех, кто выступает за войну в Украине и военное противостояние США и Западу.
И среди тех, кто готов развивать внутреннюю экономику и занялся разработкой плана экономических реформ.

С 2014 по 2017 гг в среде таких людей будет идти отсев.
Кто-то потеряет интерес или не найдет своего места.
Кто-то останется, и перейдет со своими планами на следующий уровень, в новый четырехлетний период социальной реорганизации.

И вот тут мы, наконец, добрались до 2015 года.
Люди, в 2014 году решившие заняться социальными реформами в деятельностной системе, в 2015 году будут четко определяться со своими текущими целями.
2015 год – год выбора, определения, конкретизации целей.

В целом же четырехлетие выглядит так:
2014 - определение круга людей, желающих действовать,
2015 – конкретизация целей этих людей,
2016 – поиск средства для достижения целей,
2017 – утверждение в качестве социальных субъектов, которые имеют, что предложить и на кого опереться.
В 2017 году мы узнаем конкретных людей и конкретные группы, которые будут действовать в дальнейшем, продвигать реформы.

Период 2014-2017 – ключевой.
И реальные цели действующих лиц периода будут определяться именно в 2015 году.