Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Почему современная Россия не может считаться демократической страной

 

Среди людей, не связанных с наукой, существует большая путаница относительно понятий, часто употребляемых социологами, политологами и просто политиками.  Например, в разных смыслах употребляются такие слова, как демократия, демократизм, демократ, либерал, социализм и т.п. Поэтому кто-то может совершенно искренне говорить о том, что в современной России существует демократия. А кто-то - думать, что в ней нет даже свободы, а либерализм – это не наше, не у нас и не для нас. Кто-то считает, что власть в России авторитарна, а кто-то возражает, что власть слишком слаба, для того чтобы иметь сколько-нибудь серьезный вес. В общем, имеется громадный разброс мнений. Хорошо бы их как-то упорядочить.

Впрочем, общего понимания нет даже среди ученых. Таков уж уровень социологии на данный исторический момент. Однако жить, действовать и как-то понимать окружающий мир надо. Попытаемся навести понимательный порядок.

Если мы характеризуем устройство власти, лучше не пользоваться такими терминами, как демократия, либерализм, социализм, народовластие. Лучше говорить о правлении монархическом и республиканском, о монархии и республике. А вот если мы берем более широко, пытаясь описать не просто форму правления, а социальный строй данного государства, нужно говорить как раз о демократизме, либерализме, национализме или этатизме. Социальный строй включает в себя всю систему социальных институтов, то есть и власть как систему органов управления, и политическую систему, как порядок легитимизации власти, и экономический строй, и характер функционирования других видов социальной деятельности, таких, как торговая, военная, научная и т.д., и систему человеческих индивидуальных и групповых статусов.

Национализм, этатизм, либерализм и демократизм – это идеологии и соответствующие им типы социальных режимов, способов функционирования социума и людей в нем. Идеологии – это представления о том, как должно быть устроено общество, и какое место в нем занимает человек. Плюс программа действий по достижению правильной социальной конституции.

Республика и монархия – это общие типы правления, властного устройства. Конкретизируются они как республика парламентская (Германия), или президентская (США), или президентско-парламентская (Франция, Россия).  Но это аспект устройства центральных органов власти. Есть еще аспект политической устройства, способов властной легитимизации. И здесь мы должны говорить о выборной системе данного общества. Выборная система может быть цензовой или всеобщей. Кроме того, политическая система может быть многопартийной или однопартийной.  Но это все – в значительной степени технические подробности. И вот почему.

Формальные признаки не определяют социальный строй в целом. Например, общество, в котором существует парламентско-президентская многопартийная республика на основе всеобщего избирательного права, может быть как демократическим, так и либеральным. Оно может быть даже этатистским, как это было в союзных СССР странах народной демократии. Само по себе наличие демократических институтов в одной из подсистем общественной жизни не делает общество демократическим. Демократическим оно становится тогда, когда реализован полный комплекс минимально необходимых демократических установлений. То есть демократические принципы реализованы как во властно-политической, так и в деятельностной, и в идеологической социальных подсистемах.

Поэтому республика может быть и националистической (нацистская Германия), и этатистской (СССР), и либеральной (современная Россия), и демократической (современные США).

Политическая демократия, конечно, изобретение и лозунг исторических демократов. Так же как парламентаризм и цензовое избирательное право – лозунг классических либералов. Однако сегодня ни один либерал развитого Запада не будет, наверное, выступать за отказ от всеобщего избирательного права. Но, придя к власти, он предпримет все меры, чтобы ограничить действие демократических социальных институтов, мешающих свободе, свободной конкуренции людей и организаций  в значимых с точки зрения данного периода развития социальных подсистемах. А также мешающих власти свободно и твердо действовать в рамках традиционных властных сфер. Как Рейган, как Буш, как Маргарет Тэтчер. Тогда как демократ, наоборот, попытается  развивать демократические тенденции. Как Клинтон и Обама.

Происходит это потому, что в любом обществе для каждого исторического периода существуют две базовые идеологии, в рамках которых происходи его развитие, в рамках которых усложняются и модифицируются его институты. Это – непреложный социальный закон.

Современный Запад, такие страны, как США, Великобритания, Франция, имеют идеологическую пару либерализм-демократизм. До XVIII-XIX вв. пара была другая, в этих странах развитие шло в русле чередования национализма и этатизма. Россия задержалась в рамках идеологической пары национализм-этатизм несколько дольше. Либерализм в нашей стране перестал быть маргинальным течением и начал утверждаться как одна из доминирующих идеологий только с конца 70-х гг. XX в. То есть мы очень молодая либеральная страна. И утверждаться либерализму, не только как умственной идеологии, но также как социальной практике, приходится в борьбе с длительной традицией националистического и этатистского истолкования смысла и целей социальной жизни. Сегодня наше идеологическое и социальное существование определяется балансом этатизма и либерализма. Поэтому, в частности, мы не вполне адекватно понимаем развитый Запад, его ценности, его мотивы, его стремления и его установки.

Россия – не демократический социум. Россия – социум, в котором формальная властно-политическая демократия резко ограниченна формирующимся либеральным социальным устройством, причем этот процесс существенно отягощен громадной этатистской традицией.

Но у нас все впереди.

 

20 сентября 2011 г.