Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Подводя итоги 2012 года и прогнозируя развитие в 2013: о главных процессах в России сегодня 

 

Сейчас все подводят итоги 2012 года и рассказывают о своих ожиданиях от года 2013.

Я не планировал что-то такое писать специально. Но потом передумал.

Тем более что год обещает быть острым и интересным.

Поэтому отстаю по времени.

Уже бы повесить статью, а я только взялся.

И работа грозит затянуться.

Я хочу описать год 2012 и спрогнозировать 2013 в некотором близколежащем историческом контексте.

 

Идея такая.

В моей теории социально-поколенческих циклов каждый год имеет довольно определенный смысл.

Который неочевиден.

Причина довольно проста: социальная система функционирует все время, и мы получаем информацию о всех сторонах ее жизнедеятельности.

Что-то происходит в Чечне, что-то - в Кремле, что-то в Татарстане или Краснодарском крае.

Меняются чиновники, активизируются отдельные ведомства и лица, спорят политики.

Дума, правительство, президент и его администрация работают постоянно. И не вся их деятельность связана именно с решением проблем в наиболее значимой сфере.

Идет поток информации о стихиях, экономике, кадровых пертурбациях, политике, политиках, просто гражданах и различных конфликтах.

Но всегда есть обычная работа системы. В данном случае - государства Российского.

И всегда есть процессы в наиболее существенной для данного момента социального развития области.

 

Задумайтесь, какая сфера социальной жизни сегодня наиболее значима?

Не вообще, не сама по себе, а с точки зрения идущих в России изменений?

 

 

Ответ не так прост, как кажется.

Кто-то скажет экономика, и будет не прав. Экономика важна всегда, но не всегда изменения в ней имеют определяющее значение.

Собственно, не всегда идущие в ней процессы связаны с настоящей реорганизацией.

Очень часто экономические процессы, на которых мы останавливаем внимание, - это обычное функционирование системы в данной среде.

 

Кто-то обратит внимание на социальную сферу, демографию, культурные и идеологические процессы.

Они все важные, да.

Но не они являются определяющими.

 

Наконец, есть еще политика. И власть.

Я считаю, что именно здесь сегодня находится главный нерв социального развития.

 

Не спешите видеть во мне Капитана Очевидность.

Все не так просто.

Сегодня, например, мы имеем целый ряд явлений, которые можно считать кризисными.

 

С одной стороны, это властно-политические проблемы

Оппозиция считает это кризисом, власть делает вид, что речь может идти только о недовольстве маленькой группы.

То есть для одних это кризис, для других - функциональный шумок.

С другой стороны, имеют место кризисные явления в мировой торгово-экономической системе.

А значит, и в российской торгово-экономической системе все не может быть гладко.

 

Вот вам уже два варианта интерпретации: политический кризис как самостоятельное явление, и политический кризис как следствие торгово-экономических проблем. Причем в этом случае речь пойдет о примате экономики.

 

Наконец, есть еще то, что может быть названо идеологическим, демографическим, социальным кризисами.

Опять-таки, эти процессы можно считать самостоятельными, можно увязывать с политикой.

В связи с этим вопрос: какой кризис должен считаться основным?

Или спрошу иначе: политический кризис вызван экономикой? социальными проблемами? идеологическим хаосом, потерей социальных ценностей и поиском новых? Или это самостоятельное явление?

 

Моя теория поколенческих циклов социального развития позволяет с этим изобилием проблем разобраться, выделить существенные и разделить процессы на первичные и вторичные.

В результате социальная жизнь предстает в упорядоченном виде.

 

Понимание сущности переживаемого времени такое:

- российский социум находится в цикле властно-политической реорганизации;

- задаче властно-политической реорганизации подчинены все остальные социальные процессы: торгово-экономические, социальные, идеологические;

- властно-политическая реорганизация происходит поэтапно;

- сейчас мы подходим к завершению этого процесса;

- независимо от того, как участники процесса реорганизации сознают свои мотивы и цели, их деятельность будет направляться социумом именно в эту сторону;

- все побочные цели и мотивы будут нейтрализовываться.

 

Теория дает понимание и того, как социум устроен и как он изменяется во времени.

Об устройстве социума я написал в предыдущем посте.

У социума есть деятельностный, есть идейный, а есть властно-политический срезы (подсистемы).

 

Сейчас все определяет развитие властно-политической подсистемы России.

То есть идут процессы структурирования власти и политического поля.

И эти - довольно автономный процесс.

Ни экономика, ни идеи сами по себе тут ничего не решают и не детерминируют.

 

Ничего быстро в обществе не происходит.

Изменить все отношения в социуме одномоментно невозможно.

Социум меняется последовательно, по подсистемам.

Когда меняется одна подсистема, другие остаются более-менее в рамках наличествующей формы.

В противном случае социум просто рассыпался бы.

 

 

В историческом времени эволюция протекает так:

- изменение социальной системы в целом - 85 лет;

- реорганизация каждой из 3-х социальных подсистем продолжается 31 год;

- реорганизация имеет внутреннюю временную структуру, протекает в рамках пересекающихся периодов;

- прежде всего - в рамках трех пересекающихся субциклов, по 13 лет каждый;

- каждый из субциклов делится на четыре пересекающихся 4-х летних периода;

- каждый год в рамках этих 4-х летних периодов имеет свое собственное значение.

 

То есть, мы имеет такие вложенные периоды:

- годовые циклы вложены в 4-х летний цикл (0, 1, 2, 3 = 0-3);

- 4-х летние циклы вложены в 13-ти летний цикл (0-3, 3-6, 6-9, 9-12 = 0-12);

- 13-летние циклы вложены в 31-летний цикл (0-12, 9-21, 18-30 = 0-30);

- 31 летние циклы вложены в 85-летний цикл (0-30, 27-57, 54-84 = 0-84).

Отличие циклов в том, что первые два вмещают по 4 подпериода, а вторые два - по 3 подпериода.

Есть и другие циклы, но они нас в данном случае не интересуют.

 

Каждый 31-летний цикл связан с реорганизацией одной из социальных подсистем:

- деятельности;

- идей;

- властных отношений.

Мы сейчас находимся в рамках цикла властно-политической реорганизации.

 

Предыдущий подобный цикл получился удлиненным, он начался в 1906 году и закончился в 1945.

Фактически произошло наложение циклов от двух традиций: старой, царской, и новой, в рамках которой мы существуем сегодня.

Соответственно, на 31-летний цикл властно-политической реорганизации 1906-1936 гг. (царистская традиция) наложился 31-летний цикл властно-политической реорганизации 1915-1945 гг. (новое время).

К 1945 году властно-политическая система большевиков оформилась, и ее свойства не изменялись коренным образом до 1987 года.

Социум занимался реорганизацией своей деятельностной (1942-1972) и идейной подсистем (1969-1999).

 

В 1987 году начался новый период властно-политической реорганизации (1987-2017), и с тех пор мы живем именно политикой и властными отношениями.

По-простому, делим власть.

Точнее, социум живет больше политикой и властным конструированием, чем чем-то другим.

Все остальные вопросы являются вторичными.

 

О том, насколько это важно, свидетельствует, например, экономическая реформа.

Сначала ею пытался заниматься Горбачев, потом Гайдар, затем Путин.

Изменились отношения собственности, изменились правовые формы, некоторые правила игры. Но торгово-экономическая система, которую получил в наследство Горбачев, фактически не изменилась.

СССР продавал за рубеж сырье и вооружения. То же самое делает сегодня Россия.

То есть, по большому счету, все реформы привели к одному - изменились отношения власти в торгово-экономической сфере.

И смысл у реформ был один - делили власть. Собственность, в данном случае, это не что иное, как власть над хозяйством и его ресурсами.

 

Если вы обратили внимание, по периодизации борьба за раздел власти еще не кончилась.

Окончательно все устроится к 2017 год.

И нас сейчас интересует, какое место занимали 2012 и 2013 годы в этом социальном процессе.

 

Тут нужно кое-что пояснить о конструкции власти.

Есть власть деятельностная (военная, торговая, хозяйственная).

Есть власть идейная (светские и религиозные мыслители, социальные мыслители - идеологи).

Есть власть политическая (государство как макросистема).

Поскольку советское общество было тоталитарным, его властный центр (ЦК - Политбюро ЦК) обладал безраздельной полнотой власти во всех трех социальных подсистемах.

Соответственно, властно-политическая реформа имела три аспекта. Необходимо было:

1. разделить власть деятельностную и политическую;

2. разделить власть идейную и политическую;

3. реорганизовать систему политической власти.

 

Схема реорганизации политической власти по времени такая:

1987-1999 годы - изменение центральных органов власти (от моноархии к полиархии, от моноцентризма к полицентризму);

1996-2008 годы - изменение отношений центральных и региональных органов власти (от децентрализма к централизму, то есть от политической автономии к сосредоточению всех политических полномочий на уровне федерального центра);

2005-2017 годы - решение вопроса о субъекте власти в социуме (от власти выборного правителя к власти выборной элиты).

 

Как вы видите, сейчас мы находимся на третьей, завершающей стадии.

Смысл её такой.

Учреждения власти не работают сами по себе. Ни в центре, ни на местах.

Они оживляются людьми. Именно люди - субъект властных отношений.

Но не все, ибо в обществе власть концентрируется в управленческих центрах и делегируется членами общества должностным лицам этих управленческих центров:

- власть может принадлежать должностному лицу по праву наследования, а может быть дана в результате выборов.

- власть может делегироваться одному должностному лицу, а может передаваться некой коллегии должностных лиц, выборной элите.

 

Наша реорганизация сегодня заключается в том, что власть от выборного правителя (Львов, Керенский, Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Горбачев, Ельцин, Путин первых двух сроков) должна перейти к коллегии должностных лиц, к выборной элите.

Тогда реорганизация властно-политической системы завершится.

И у нас получится полиархическая централизованная система власти выборной элиты.

Это - общий теоретический и исторический контекст происходящего.

 

Как я написал раньше, текущий субцикл властно-политического развития - 2005-2017 годы.

Решается простой вопрос - кто будет править государством.

Не какие органы власти, а именно - кто. При помощи тех органов власти, которые оформились за два предыдущих субцикла.

То есть, это вопрос о том, как будет организована власть на уровне людей, а не учреждений.

 

В 1987-1999 годы шел процесс оформления центральных органов власти.

У нас сложилась президентско-парламентская республика, и это - надолго. Вероятно, навсегда.

Сегодня вопрос о центральных органах власти уж точно вторичен. Взаимоотношения этих органов могут корректироваться в связи с изменениями субъектных отношений, но и только.

Вопрос о том, какой должна быть республика в России - президентской или парламентской, потерял свой смысл.

Именно поэтому разговоры об учредительном собрании, изменении формы правления, новой Конституции лишены актуальности.

И совершенно бесперспективны. Каждый политик, желающий быть востребованным и успешным, должен про эту тему забыть.

Нужно жить в той системе центральных органов власти, которая утвердилось в 1987-1999 годах.

 

В течение следующего субцикла, в 1996-2008 годах, выстраивались отношения центральных и региональных органов власти.

В результате мы пришли к централистской модели.

Она тоже ничего не решает сама по себе.

Отношения политиков регионального и федерального уровня определяются не только их взаимодействием как должностных лиц, но и реальным политическим весом или принадлежностью к той или иной политической группе.

 

В этом есть большой резон.

Важно не формальное устройство властных учреждений.

Важно, как выстроены отношения между людьми, приходящими работать в эти учреждения.

Можно сколько угодно органы власти разделять, но если должностные лица предпочитают ориентироваться на одного лидера, вы не сможете обеспечить реальное разделение властей.

Все решают отношения людей.

 

Фактически процесс реорганизации власти дошел до своего последнего уровня - уровня отношений политических персоналий.

Именно это является главной проблемой субцикла 2005-2017 годов.

 

На субъектом уровне власть имеет два существенных параметра.

С одной стороны, она может быть или наследственной, или выборной. Выборный характер лигитмизации власти у нас окончательно утвердился в 30-х годах XX века и в рамках существующего цикла властно-политической реорганизации вопрос об этом реально не стоит.

С другой, власть может либо ориентироваться на субъектность одного лица, либо на полисубъектность, иметь коллегиальный характер.

Поскольку предыдущая конструкция власти основывалась на принципе моносубъектности, постольку выбора у нас нет.

Содержание субцикла 2005-2017 - смена единоличной власти выборного правителя на коллективную власть выборной элиты.

В конкретике это означает, что на политическом поле должно существовать много партий и политическая конкуренция. Это также должно привести к тому, что и внутри доминирующей на данный момент партии власти всегда будет несколько довольно самостоятельных фракций и партийных лидеров.

 

Субцикл 2005-2017 имеет свою внутреннюю структуру.

1. 2005-2008. Период определения действующих лиц субцикла (действующие лица).

2. 2008-2011. Период осознания и конкретизации действующими лицами своих целей (цели).

3. 2011-2014. Период выяснения тех средств, при помощи которых эти цели могут быть достигнуты (средства).

4. 2014-2017. Период оформления субъектов властно-политической системы (субъект).

 

Фактически самым существенным для данного субцикла будет именно последний период, 2014-2017 годы.

В это время окончательно сложится партийно-политическая система современной России на ближайшие десятилетия.

У несистемной оппозиции есть еще время вернуться в системную политику.

Между прочим, теоретически возможна ситуация, при которой сегодняшняя партия власти "Единая Россия" потеряет свои позиции и сойдет с политической арены. Однако если она продержится до 2017 года, то при любом политическом раскладе вытолкать с политической арены её уже не удастся.

 

Каждый из периодов тоже имеет свою структуру, кальку со структуры субцикла.

Период 2011-2014, в рамках которого определяются средства действующих лиц субцикла для утверждения своей программы выстраивания властного субъекта, выглядит так:

1. 2011 год. Определение действующих лиц периода (действующие лица). Выясняются те участники процесса, которые продолжают борьбу на данном этапе.

2. 2012 год. Конкретизация целей действующих лиц периода (цели).

3. 2013 год. Действующие лица определяются со способами достижения своих целей (средства).

4. 2014 год. Действующие лица утверждаются как субъекты процесса (субъект). Они окончательно определяются с теми средствами, которые имеются у них для проведении я своей политической линии.

Наиболее существенным для периода 2011-2014 будет именно 2013 год.

 

В 2012 году действующие лица, такие, как группа Медведева, группа Путина, группа Немцова, группа Навального, группа Рыжкова, группа Лимонова и т.д., определялись со своими целями в рамках четырехлетки 2011-2014.

Не факт, что разделение правящей группы на отдельные группы Путина и Медведева правомочно. Но даже если с 2011 года правящая группа действительно пребывала в состоянии раскола, в 2012 году она вновь объединилась и, вероятно, действует как единая.

Ей противостоит оппозиционная группа Немцова-Рыжкова-Навального.

Лимонов остался в одиночестве и, видимо, перестал быть перспективным действующим лицом субцикла.

То есть, вполне логично предположить, что главными действующими лицами этого периода на 2013 год являются правящая группа Путина-Медведева и оппозиционная группа Немцова-Рыжкова-Навального.

 

С общей установкой оппозиционной группы все более-менее ясно.

Она выступает за укрепление выборности властей и за властную коллегиальность.

Причем её вариант предусматривает коллегиальность скорее как многопартийность, чем как фракционность внутри партии власти.

То есть оппозиция нацелена на такую политическую субъектность, при которой власть будет осуществляться множеством политических групп в их постоянной политической борьбе, без контрольного пакета.

Такая система не кажется жизнеспособной. Однако именно для воплощения такой политической субъектности оппозиция будет искать средства в 2013 году.

Результат этих поисков может быть разный. Весьма вероятно, что уточнение средств скорректирует цели этой группы. В ту или другую сторону.

 

С установкой правящей группы ясности меньше. Здесь ситуация такая.

Если Путин будет отстаивать традицию, то есть единоначалие, то правящую группу ждут серьезные неприятности.

В случае реалистичной установки она обнаружит, что возможности для сохранения единоличной власти Путина просто нет.

Если же правящая группа откажется признавать реальность, она, кончено, найдет какие-то иллюзорные возможности для этого. Но это неизбежно будет означать, что она вступила на путь потери своих позиций, влияния, вплоть до полной гибели.

Возможно, Путин и Медведев в 2012 году твердо договорились о коллективном руководстве.

Тогда правящая группа будет спокойно развиваться в нужную сторону. И, скорее всего, восторжествует именно ее концепция политической субъектности.

То есть властно-политическая система будет по-прежнему ориентирована на крупные системные партии и контрольный пакет для партии власти.

Мелочевка будет отсекаться. Однако в самом пуле системных партий будут возможны изменения.

 

Фактически, получается два варианта для 2013 года:

1. Партия власти пытается найти способ вернуть единоличную власть президента.

Оппозиция продолжает борьбу с Путиным как человеком, олицетворяющим эту систему. Шансы и перспектива будут на стороне оппозиции.

2. Партия власти ищет способы нормальной работы в условиях внутрипартийной и общеполитической коллегиальности с сохранением ориентации на большие партии и контрольного влияния за собой. Оппозиция пытается противопоставить ей программу малых партий и коалиционного коллегиального правления.

В этом случае позиции партии власти предпочтительнее.

 

 

3, 4, 10 января 2013.