Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Двоевластие

 
Отставка Лужкова показывает, что двоевластие в нашем государстве все-таки существует.
Реальное такое. Периодически – зримое!

Владимир Владимирович явно не был особенно согласен с таким решением.
Но он, отдавая президентство другому человеку, решил играть по правилам.
А теперь, не только, может быть, внутренне согласен, но и внешне вынужден продолжать это делать.
 
Изюминка в отношениях премьера и президента существует.
Президент Д.А. Медведев В.В. Путина с должности уволить может, а В.В. Путин президента – нет!
Легитимными способами он может только парализовать деятельность Дмитрия Анатольевича.
Но властно-политические последствия подобного противостояния очень уж тяжелы.
Для государства, для власти, да и для теперешних ее первых лиц.

Во-первых, начнется раньше времени открытое кадровое размежевание.
Люди должны будут быстро и явно выбирать между двумя лидерами, Путиным и Медведевым.
Это может серьезно помешать нормальной работе власти.
А также вывести проблему сторонников в сферу публичной политики.
Во-вторых, может затрещать партия, являющаяся политической опорой современной власти.
Выйти из «Единой России» может не только Лужков.
А две серьезных партии власти – это уже новая властно-политическая система.

В-третьих, где две партии, там три и десять.
Оживление неофициальной оппозиции и рост ее влияния неизбежны.
С возможным возвращением демократов и демократических либералов во власть, хотя бы и в роли все той же оппозиции.
Однако сейчас эти политики формально-юридически представляют себя и небольшое число несогласных граждан, которыми, опять-таки формально-юридически, можно пренебречь, представив их банальными скандалистами и маргиналами.
В случае их возвращение во власть ситуация изменится, их придется признать политической силой, выражающей реальные варианты развития.
А значит – опять обосновывать перед обществом любое властно-политическое решение.
И добиваться его убедительности в глазах сограждан.

Впрочем, власть это уже проходила.
Справится и на этот раз.
Однако хотят ли люди, стоящие у власти, возвращения времен позднего Ельцина и раннего Путина?!
Конечно, гражданскому обществу от этого может быть и прямой выигрыш.
Но вот с точки зрения чисто административной это уже другая модель управленческой системы.

В-четвертых, Д.А. Медведев должен будет на время забыть о своей модернизации и диверсификации в плане конкретной деятельности и переориентироваться на политическую борьбу.
Готов ли наш президент к этому по-настоящему?

В принципе, это для него не так плохо.
Ведь это можно трактовать как борьбу за политическое обеспечение модернизационного проекта.
Отложив, соответственно, его реализацию. Соответственно, и спросить об ощутимых результатах модернизирования будет нельзя.

Что кстати, хорошо не только для Д.А. Медведева, но для России в целом.
Потому что направления развития определено верное, но условия для реализации этого пути еще не дозрели окончательно.
Переход на новую модель торгово-экономического развития не может начаться ранее 2013/2014 года.
А именно этот переход создает настоящую базу для модернизации.
Но к этому времени полномочия Медведева истекут.
И здесь либо Медведев останется у руля, чтобы помогать вырасти новому, либо этим будет заниматься кто-то другой.
Проблема в том, что если Медведев потерпит поражение в политической борьбе, то это может скомпрометировать его модернизационный проект.
В результате модернизация и диверсификация все равно произойдут, но не так энергично, как могли бы.

Двоевластие же – это хорошо.
Это здорово!
Особенно в условиях отсутствия серьезной идейно-политической конкуренции.
Особенно когда оно развивается не как противостояние двух равновеликих конкурирующих центров власти, а как реализация системы властного полицентризма.

В первом случае власть теряет силу, авторитет и функциональность.
Во втором – вынуждена действовать на базе согласования различных точек зрения, каждая из которых представляет собой возможный вариант развития.
У премьера – свой участок, у президента – свой.
Видение может несколько отличаться, но властные решения принимаются в результате фактического диалога, как бы он ни был организован.
Если дороги премьера и президента будут и дальше расходится, к этому процессу неизбежно подключится и парламент.
И будет у нас полицентрическая центральная власть, какой ей и положено быть на современном этапе государственного развития.

Позиции Д.А. Медведева проблематичны.
С одной стороны, его программа модернизации – это сильно на перспективу.
А что можно предъявить обществу сегодня и завтра? Сколково?
Нормальную политическую партию на подобной идее не построишь.
Это как политическая партия автолюбителей. И население не все интересуется этими проблемами, и спектр жизни затрагивается узкий. Хотя касается всех.
Если бы И.В. Сталин в своем время выступал не в качестве единственного верного ленинца, а как простой сторонник индустриализации?
Удалось бы ему править государством так долго и так тотально?
Боюсь, могло не получиться даже самой индустриализации как отдельного феномена.

Борьба с коррупцией, системная политика в области формирования честной и ответственной властно-политической элиты и качественных властных услуг – это уже более серьезно.
Но тут мы имеем проблему опоры.
Политическая элита за это никогда не выступит.
А у нас на дворе время именно властно-политической элиты.
Ее власть устанавливается.
С ней надо считаться любому правителю.
Можно побороться за устранение совсем уж вопиющих случаев, но в целом лицо нашей элиты вполне определилось, и сделать сейчас ничего нельзя.

К тому же, чтобы стать действительным проводником этой политики, нужно опираться на институты гражданского общества, в том числе на различные околополитические общественные организации.
То есть опираться не на народ (это, кстати, еще никому не удавалось – опереться на народ, удавалось только выступать от его имени), а на создаваемые этим народом локальные группы соответствующей направленности.
То есть, прежде всего, нужно строить не либеральную или государственническую, а демократическую партию.
Которая заведомо обречена на оппозиционное положение.
Ибо в людях доминантной является идея личной свободы, которую не хочется ограничивать никакими рамками.
К тому же не факт, что настоящий демократизм имеет какое-то отношения к представлениям Дмитрия Анатольевича.
Кстати, я бы тут развел понятия народничества и демократизма: болеть за народ, выступать от имени народа – отнюдь не значит быть демократом, демократ вообще ориентируется не на народ, а на людей, во всем их многообразии, со всей их несводимостью к общему знаменателю.

Если же строить альтернативную партию власти, то это уже будет третья такая партия.
И успехи ее будут сопоставимы с успехами «Справедливой России».
Только располагаться они будут по разные стороны от «Единой России»!
Но тогда Д.А. Медведеву не обойтись без известных либералов и демократии-либералов.
Готов ли он к политическому сотрудничеству с Чубайсом, Немцовым, Рыжковым, Касьяновым?
С праводельцами?
Или может быть, Явлинским и Митрохиным?
Каспаровым?
А готовы ли они?

Ситуация, конечно, интересная.
До сих пор в политическую оппозицию, которая сопровождалась поиском партийно-политической опоры, переходили премьеры.
Естественно, ни на своем посту, ни после отставки ничего серьезного выстроить они не могли.
Если же партийным строительством занимался президент и его администрация, это могло увенчаться успехом.
А как получится в случае Д.А. Медведева?
Сможет он порушить старую партию власти и создать новую?
 
29 сентября 2010 г.