Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

О возможностях модернизации российской экономики (коротко)

 

Итак, диверсификация, инновации, модернизация. Как перспектива экономики России. Причем вроде бы от общей декларации о необходимости развития в этом направлении власть начинает переходить к формулировке реальных планов.

Естественно, сразу возникают вопросы и о месте и роли частного бизнеса. И о модели поведения чиновников и силовиков. Которые всему этому мешают. И которых хорошо бы приструнить, одернуть, перестроить и перевоспитать. И, может быть, чуть ли не поставить эту проблему во главе угла! Типа, будет другое качество власти – будет модернизация, инновации и диверсификация. И наоборот. Так ли это? И как вообще это работает?

Поскольку я вроде бы имею свою схему экономического анализа и общей систематизации, постольку попробую посмотреть на эти проблемы в соответствующем ключе.

Итак, современная экономика развитых государств является экономикой торговой. Это значит, что хозяйственное развитие страны, которое имеет и такие характеристики, как общее состояние производства, в том числе, естественно, уровень его инновационности, диверсифицированности и модернизированности, подчиняется интересам торговли, направляется и определяется торговлей.

Торговля, как известно, бывает либо внешней, либо внутренней. По моему предположению, в каждом современном торговом государстве периоды определяющего значения внешней торговли сменяются периодами преобладания торговли внутренней. То есть наиболее активные отрасли производства, доминирующие в государстве и направляющие развитие всей его деятельностной системы, а также, вследствие этого, всего социума, ориентированы либо на внешний рынок, либо на внутренний.  В скобках следует заметить, что не всякое торговое государство может рассматриваться как современное. Говоря о современных торговых государствах, я имею в виду преимущественно развитые страны. В развивающихся странах в большинстве случаев сохраняется деятельностный дуализм, они являются не торговыми, а торгово-военными, то есть периоды внешнеторговой экспансии чередуются в них периодами военной экспансии. Таковы, видимо, арабские государства, государства Латинской Америки и др. Россия движется в направлении превращения в современное торговое государства. Сейчас у нас доминирует внешняя торговля. Вскоре нам предстоит совершить выбор новых деятельностных целей. Конкурирующие варианты – внутренняя торговля и военная экспансия. Наиболее вероятным (но не предрешенным, увы!) является переход к внутреннеторговой деятельностной системе. Очень хочется на это надеяться! Хватит уже России воевать за Константинополь, проливы, европейские и азиатские земли! И меньше всего хотелось бы прийти к военной борьбе за постсоветское пространство!

Я предполагаю, что базовые проблемы нашего экономического развития определены тем, что мы ориентированы на внешнеторговую экспансию (как ни банально это звучит). В то время как модернизация и диверсификация производства, возникновение инновационной среды в принципе возможны только во внутреннеторговой экономике. Или же в экономике, уже пережившей этап внутриторговой ориентации и сохраняющей в себе возникшие в этот период социальный институты. Насадить же эти институты сверху в условиях внешнеэкономической экспансионистской торговой системы невозможно!

Это связано с тем, что торговля своей целью имеет не решение хозяйственных задач государства (как общественного союза) или отдельных индивидов, но простое получение прибыли. Все в обществе происходит посредством деятельности людей. А конкретные люди движимы собственными интересами. И конкретный собственный интерес для большей части активных членов общества - это, прежде всего, и главным образом, не абстрактное общественное, а реальное личное благо. В период торгового социума главное личное благо – это приобретение и приумножение богатства.

Каковы при  внешнеторговой экономической системе стимулы для развития внутреннего производства?  Тон в экономическом развитии задают экономические субъекты, ориентированные на производство экспортных товаров, будь то сырье или более сложные продукты производства. Потребитель, задающий параметры экспортных товаров, находится вне данного государства. Серьезная конкуренция существует только в тех областях, которые ориентированы на экспорт. Внутренняя экономическая среда импульсов к конкуренции не вырабатывает. Соответственно, в случае отставания модернизация происходит только в экспортно-ориентированных отраслях. И только в том случае, если компании, производящие экспортный продукт, конкурируют с более технологичными компаниями извне. Причем такая модернизация не способствует созданию внутренней инновационной среды, так как ее целью является только достижение уровня тех компаний, с которыми приходится конкурировать. Соответственно, и модернизационные усилия направлены преимущественно на копирование известных техник и технологий.

Что же касается отраслей, ориентированных на внутреннее потребление, то они вообще работают по остаточному принципу. Более совершенные предметы потребления проще завести извне, чем наладить их производство внутри страны. Внутренний рынок по своей привлекательности сильно уступает внешнему как в плане доходности, так и в плане институционального развития, налаженности процесса зарабатывания денег. В результате денежные средства, полученные за экспортированные товары, не находят большого применения внутри страны. Они или идут в развитие все того же экспортного производства, либо вкладываются во внешние экономики, либо используются на личное потребление, которое опять-таки ориентировано на импортные товары и услуги. То есть никакой инновационной и диверсифицированной экономики стихийным образом в условиях доминирования внешней торговли не возникает.

Что может в этой ситуации сделать общегосударственная власть? Политически она, так или иначе, зависит от сложившейся торгово-экономической системы, представленной ее структурообразующими, в данном случае ведущими экспортирующими компаниями, с одной стороны, и от граждан, с другой. От доминирующих экспортирующих экономических субъектов ей поступает запрос на максимально удобные условия производства и продажи экспортной продукции. От граждан – на создание комфортных условий жизни. В экспортно-ориентированной экономике эти два требования противоречат друг другу. Власть пытается сгладить это противоречие, перераспределяя за счет налогов часть благ, полученных от внешней торговли, в пользу граждан, деятельность которых с внешней торговлей не связанна, а также стараясь поддерживать государственно значимые производства.

Позитивное участие власти в развитии внешнеторговой хозяйственной системы может заключаться в следующем. Во-первых, она должна сохранять доступ к производству экспортных товаров таких зарубежных компаний, конкурентное взаимодействие с которыми создает для отечественных компаний стимулы к модернизации и инновациям. Если подобная конкуренция ограничивается, достигнутый технологический уровень консервируется. Во-вторых, власть может стимулировать вовлечение имеющихся отраслей производства в экспортирование своей продукции, создавая, таким образом, условия для их внешне детерминированной модернизации. Собственно, это практически все. Но особенность внешнеторгового социума такова, что и эти действия властей оказываются маломощными и непродуктивными. Компании, доминирующие в экономической системе, способны очень энергично и эффективно лоббировать свои интересы. Обычно их бывает не так много. Они располагают очень крупными капиталами. Их взаимодействие с властью направлено на добывание различных привелегий. А власть зависит от них, потому что именно их за их счет формирует государственный бюджет. В результате она  очень легко переходит на сторону внешнеторговых субъектов-резидентов, создавая для них различные преференции. Что снижает конкуренцию и исключает инновационное развитие.

В действительности получается так, что главной политической задачей власти внешнеторговых социумов является, с одной стороны, обслуживание интересов крупных экспортных компаний, с другой – такая социальная политика, которая обеспечивает гражданский мир. Не больше! Однако выполнение последней задачи создает потенциал дальнейшего развития. Происходит это за счет того, что единственным действенным способом обеспечения гражданского мира является подъем жизненного уровня граждан. А подъем жизненного уровня приводит к росту потребительской активности, росту внутреннего рынка. В определенный момент перераспределение доходов от экспорта приводит к тому, что внутренний рынок становится достаточно привлекательным с точки зрения тех денег, которые на нем имеются. Внутренняя торговля получает возможность конкурировать с внешней за капиталы и деятельную активность торгово-экономических субъектов. Производство начинает ориентироваться на интересы внутреннего потребления. А это, то есть изменение целевой ориентации торгово-экономических субъектов, ведет к изменению всей ситуации в деятельностной системе социума и в социуме вообще.

Во-первых, внутренняя торговля всегда ориентирована, прежде всего, на граждан данного государства. Их много, спектр их потребностей достаточно широк. Если внешняя торговля требует больших форм, мощных компаний, то внутренняя торговля как минимум дает возможность активного развитию мелкого и среднего бизнеса. Борьба за потребителя приводит к постоянному появлению новых товаров и услуг, совершенствованию техник и технологий производства. Возникает внутренняя конкурентная среда. Именно это ведет к возникновению инновационной среды. Крупные компании неизбежно вовлекаются в этот процесс.

Государственная власть также несколько трансформируется. Дело в том, что рост благосостояния граждан приводит к тому, что государственный бюджет становится зависим от налогов, взимаемых с граждан. В результате власть становится в меньшей степени зависима от крупных компаний, и даже от бизнеса в целом. Естественно, чем больше зависимость власти от граждан, тем более демократична власть. Внешнеторговые государства более склонны к либеральным и даже этатистским политическим режимам. Внутриторговые -  к демократическим.

Каков же вывод из всего вышесказанного?

Никакой революции в нашей экономике власти вдруг совершить не могут и не смогут. Увы! Невозможно искусственно создать инновационную среду. Невозможно модернизировать экономику сверху, если это не экономика раннесоветского типа, торопящаяся обеспечить военное превосходство государства над развитыми экономическими державами. Нам нужно переходить от экспортно-ориентированной экономики к экономике внутреннего рынка. А для этого власть должна сделать только одно – поднять уровень благосостояния граждан настолько, чтобы сделать деньги, крутящиеся на внутреннем рынке, интересными для торгово-экономических субъектов. То есть нужно предпринять ряд мер, чтобы максимально увеличить потребительские возможности граждан. Обеспечить граждан дешевым кредитом, пенсиями и пособиями, высокими заработками и т.д. Обеспечить стабильность денег. Затем обеспечить максимальную свободу предпринимательства. А там уже, со сменой вектора торгово-экономического развития и общей демократизацией, та же борьба с коррупцией приобретет некоторую перспективу. Тогда и проблемы перед властью будут стоять другие, и частный бизнес в России перестанет быть опасен для государства в силу своего нежелания решать общегосударственные задачи. И народ перестанет, наконец, думать о том, что его ограбили в 90-е годы.

Впрочем, по-видимому, мы движемся именно к этому. Может быть, власти следует быть чуть более энергичной именно в этом ключе. Больше тратить деньги на подъем внутреннего благосостояния и спроса, меньше, например, на попытку государственными вливаниями сохранить и модернизировать производства, не имеющие перспективного внутреннего спроса.  Но мы все равно идем и придем к смене деятельностных приоритетов. И нам должно очень не повезти с элитой и правителями, чтобы мы вместо движения к демократическому обществу потребления западного типа свернули в сторону общества военного.

 

29.11.2009 г.