Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

О "Марше против подлецов", бессилие и перспективах протестного движения

 

Полиция нам сказала неправду, это факт. На демонстрации было явно больше 7 тысяч человек.

Блогер Терновский со своими счетчиками и специфической системой подсчета предположил около 25 тысяч.

Борис Немцов - больше 50 тысяч. Есть и более сильные мысли, но их можно не учитывать.

Возьмем верхнюю цифру - около 50 тыс.

 

Идем дальше.

Один человек в блогах предположил, что цифру участников можно смело умножать на 10. Потому что большинство на демонстрации не ходит ввиду их явной бессмысленности.

Умножим. Получим 500 тыс. И что?

Даже если эти 500 тыс выйдут вдруг на улицу, случится что-нибудь? Режим падет?

Путин в ужасе отменит все плохие законы и начнет принимать хорошие? 

 

Есть еще одно допущение. Революцию и политические реформы обеспечивает активность маленькой части общества.

Даже революцию большевиков делало меньшинство.

И это действительно так, хоть и расходится с советской традицией понимания революций.

На это рассчитывают горячие оппозиционные головы.

 

Но тут следует внести маленькую поправку.

Меньшинство, которое определяет политическое развитие социума, включает в себя не только оппозицию, но и пропозицию, то есть существующую правящую группу.

И в этом меньшинстве, включающем политически активную верхушку общества, решает сложившееся большинство.

То есть, переводя на нормальный язык, правящая группа должна потерять свои позиции.

Перед тем, как произошла февральская революция и отречение Николая II, царь потерял поддержку Думы, элит и генералитета.

Перед тем, как произошла октябрьская революция большевиков, коалиция, на которой базировалось Временное правительство, распалась.

Политбюро ЦК КПСС под руководством генсека Горбачева само начало политические реформы. Горбачев удерживал власть в своих руках до тех пор, пока его политическая опора окончательно не раскололась.

Принцип понятен?

До тех пор, пока "Единая Россия" не развалится, до тех пор, пока не распадется элита, Путину ничего не грозит.

И уж совсем не угрожают ему 50 тыс активных и 450 тыс пассивных протестантов.

 

Если бы уличная оппозиция постоянно наращивала свои силы, увеличивала свое влияние раз от разу, говорить о ней как о серьезной политической силы имело бы смысл.

Пока этого не происходит.

Даже такой чудовищный по своей логике и антигуманности закон, как антисиротский закон "Димы Яковлева", не привел к взлету уличной активности.

В дальнейшем ожидать от нее особенно нечего. Протестное движение стабилизировалось на низких значениях.

Из этого и следует исходить при анализе политической ситуации.

 

Это значит, что Путин и правящая группа не могут окончательно сбросить это движение со счетов.

Как им хотелось бы. Как они надеялась в связи с провальными декабрьскими действиями КСО и явным спадом интереса к нему.

В то же время, никакой реальной угрозы правящей группе протестное движение не представляет.

Фактически власть имеет карт-бланш.

 

Оппозиции должно быть грустно.

Потенциал протеста реализован не был.

Можно и нужно думать только об одном - об удержании достигнутого уровня.

 

Однако Дума у нас получилась совсем уж консервативной, даже реакционной.

И, как представляется, поводов для протестов будет еще много.

Планы Путина в отношении своей власти и дальнейшего развития властно-политической системы еще не совсем ясны.

Очень может быть, что совместная деятельность Думы и Путина еще не раз и не два всколыхнет гражданское недовольство.

Но вот как протестной оппозиции не только удержать, а еще и нарастить свое влияние на людей - вопрос вопросов.

И не факт, что имеющиеся сегодня оппозиционные лидеры могут дать на него ответ.

 

На одном гражданском протесте столичных горожан далеко не уедешь.

Нужно находить поддержку у существующей элиты. Раскалывать правящую коалицию элит.

А лозунги Навального, Немцова и К явно не для дружбы с элитными группами.

 

Хотя вполне возможно, что мы знаем не все.

И опора оппозиционеров в элитной среде серьезнее, чем можно себе представить.

Как вы думаете? 

 

14 января 2013