Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

О современном социуме, или почему государство не принадлежит народу

 

1. Освобожденческая социология

 

Общепринятые взгляды на социум имеют одну особенность.

При своем рождении они получили серьезную родовую травму.

Поэтому свою развивающую роль классические концепции сыграли. Но с некоторых пор они явно тормозят и развитие науки, и, возможно, развитие самого социума.

 

Теоретические представления о социуме формировались для того, чтобы решать социальные проблемы.

А первая, и самая очевидная социальная проблема во все времена - противоречие интересов властей и народа.

Проблема выглядит так:

- Власть хочет управлять так, как считает нужным.

- Люди, обладающие власть, хотят ею пользоваться вечно и бесконтрольно.

- Народ мечтает о том, чтобы власть служила ему.

- Другая любимая мысль граждан - менять людей, находящихся у власти, тогда, когда  им захочется.

 

Кстати, во времена складывания социологии ни у кого не было сомнений, что макросистема, в которой живет человек - это государство.

Понятие "общество" еще не изобрели.

Понятие "государство" указывало на тот объект, который спустя некоторое время получил название "общество".

Так мы пришли к тому, что имеем сейчас.

Объект остался прежним.

Однако у него получилось два названия, каждое из которых определялось по-разному. Так, как будто речь шла о двух разных объектах.

Старое названия сохранилось в науке "о государстве и праве".

Новое - в "социологии".

Но объект остается один.

 

Об этом никогда не следует забывать.

Поэтому в дальнейшем я буду называть эту систему государство/общество.

 

Мыслители, писавшие о государстве, пытались обосновать две идеи:

1. государство/общество подавляет человека;

2. люди, народ имеют право сменять власть, которая управляет государством, если давление становится невыносимым.

 

В дальнейшем добавилось еще одно положение:

3. народ имеет право не только сменять власть, граждане должны участвовать в управлении.

 

В таких условиях, с таким посылом происходило изучение государства/общества.

Естественно, если наука идеологична, то и результат ее не является вполне научным.

 

На выходе мы получили либерально-демократическую концепцию политико-правового общества/государства, которая характеризуется следующими основными положениями:

 

- государство/общество - это правовой союз граждан;

 

- власть в обществе принадлежит народу;

 

- власть должна быть сменяема;

 

- предотвратить злоупотребления власти можно при помощи разделения властей;

 

- власть должна ограничиться преимущественно правовой сферой, то есть заниматься регулированием отношений граждан;

 

- военно-дипломатические отношения государства/общества с другими государствами/обществами следует рассматривать в правовом ключе, как частный случай отношений граждан - отношения граждан в международной плоскости;

 

- власть не должна вмешиваться в торгово-хозяйственные отношения внутри общества.

 

В таком понимании была много проблем и внутренних противоречий.

Например, довольно трудно объяснить,  почему государство/общество, если это система отношений граждан, имеет именно такие, а не какие-нибудь другие, границы.

Почему, например, люди из города Смоленска имеют побуждения быть гражданами государства Россия, а не гражданами государства Польша или гражданами Ливонского ордена.

Здравый смысл себя такими проблемами не утруждает, ответ слудете просто: потому что Россия оказалась сильнее, и Смоленск отвоевала.

Однако  в рамках либерально-правовой концепции общества, так ответить нельзя.

Поэтому обоснование искалось:

-  в народном духе,

- в этническом факторе,

- в экономической целесообразности.

Возникли соответствующие социологические направления.

 

В рамках таких осмыслений социология продолжает оставаться до сих пор.

Все они касаются только одного аспекта социальной действительности.

И ни один из этих подходов не может дать нормальную целостную картину социальной жизни.

 

Понятно, что если мы не понимаем, как устроен объект, каковы движущие силы и циклы его развития, мы ничего не можем прогнозировать.

Поэтому о будущем в рамках имеющихся концепций достоверно сказать нельзя ничего.

 

Запад оказался не готов к революции в Иране.

Запад прозевал революции в СССР и советском блоке.

Запад оказался не готов к изменениям в арабских государствах.

Западная социология ничего не может предвидеть. И даже не может ничего более-менее последовательно объяснить задним числом.

Таково положение дел.

 

27 августа 2012

 

 

 

2. Подход К. Маркса

 

Политико-правовая концепция государства/общества заводит обществознание в тупик.

 

Во-первых, она имеет отчетливо умозрительный характер.

То есть, строится на основе неочевидных допущений:

- каждый человек независим и самостоятелен;

- власть в обществе делегируется суверенными людьми управленческому центру для решения общих проблем;

- то, как человек распоряжается собой, своими правами и своей свободой, зависит исключительно от его взглядов.

Эти допущения и представления об обществе, сконструированные на их основе - важный этап в развитии обществознания.

Но только этап.

 

Во-вторых, она имеет ярко выраженный индивидуалистический, антиколлективистский характер.

Это оправдано исторически. Это целесообразно идеологически. Причем для многих государств мира, отстающих в развитии от наиболее прогрессивных государств Запада, обоснование и защита индивидуализма до сих пор представляется остроактуальной задачей.

Но в научном смысле это слишком ограниченный подход.

Жизнь первобытных народов Америки, Африки, Австралии и Океании показывает, что человек всегда живет в социуме.

И если этот социум - не государство, то это все равно социум, в рамках которого человек отнюдь не свободен.

 

Теория Дарвина, доказавшая происхождение человека от обезьяноподобных предков, заставляет предположить, что человек не был одиночкой никогда.

Человек - групповое, коллективное, то есть социально живущее существо.

Но тогда возможность отдельного человека быть свободным и независимым производна от того общества, в котором он живет.

 

В-третьих, политико-правовая концепция государства/общества связывает социальный прогресс с ростом самосознания сограждан.

Однако признать этот рост самостоятельным, ничем не детерминированным процессом довольно трудно.

 

Наука нужна для того, чтобы понять закономерности и правила.

Собственно, попытка понять причины развития самосознания людей и привела к возникновению социологии как науки.

 

Классическая социология перебрала все возможные варианты, от географической среды до специфических занятий или духа народов, но окончательно ничего не решила.

Марксизм в этом смысле совершил скачок.

 

Он предложил связывать развитие государства/общества не с самосознанием и нравами народа, а с развитием народной приспособительной деятельности.

Человек живет в природе и адаптируется к ней.

Деятельность по приспособлению к природе - хозяйствование, экономика.

Потребительские потребности человека все время возрастают. Это движет развитие экономики.

 

Такое объяснение признавало коллективизм, социальный характер жизнедеятельности человека.

Хозяйственная деятельность человека всегда носит коллективный характер. Простой или сложный, связанный с разделением труда.

 

Это объяснение показывало механизм интеллектуального и нравственного саморазвития человечества:

- прогресс определяется развитием орудий и преобразованием способов и общественных форм коллективной хозяйственной деятельности;

- изменение самосознания вызвано появлением новых средств хозяйствования, то есть орудий; и подходящих для технологии труда с использованием этих орудий форм социальных отношений между людьми.

 

Марксизм - стройная концепция.

Совершенно правильная с точки зрения общего направления и подхода.

Совершенно ошибочная в плане описания конкретики.

 

Маркс и Энгельс, наверное, могут считаться основоположниками деятельностного направления в социологии.

Однако вместо анализа деятельности и построении деятельностной социологии Маркс предпочел:

-с одной стороны, сделать акцент на отношениях владения, возникающих между людьми в деятельности;

- с другой стороны, свести все многообразие человеческой деятельности к хозяйствованию.

 

Человек Маркса - хозяйствующее существо.

А весь его глобальный и локальный прогресс определяется развитием хозяйственной деятельности.

Поэтому он писал экономический труд под названием "Капитал", а не исследовал историю.

Именно в этом его ошибка. В истории можно было заметить нечто совершенно другое.

 

Развитие социума (общества/государства) действительно определяется деятельностью.

Хозяйственная деятельность - важнейшая.

Исходная с точки зрения человеческой коллективной адаптации с миру вообще.

Но хозяйственная, экономическая деятельность не является главной с точки зрения социальной организации во все времена.

 

Да, в развитии человечества можно проследить некоторые орудийные эпохи.

Каменный век, бронзовый век, железный век.

Но это очень общий и большой временной масштаб.

Орудийные эпохи -это не о социуме, а о человеческой культуре, противостоящей природе.

 

В истории людей эпохи государств сегодня можно проследить аграрный, индустриальный, возможно даже, постиндустриальный период.

Но вывести из аграрного или индустриального хозяйствования все возможные государственные формы напрямую нельзя.

Объяснить переход от аграрного к индустриальному развития при помощи одной только идеи совершенствования орудий труда не получится.

Невозможно это сделать и при помощи идей производственных отношений, классов и классовой борьбы.

 

Общественные классы могут бороться, и иногда действительно борются друг с другом.

Но эта борьба не является движущей силой истории. Точнее, не она лежит в основе прогресса цивилизации.

Борьба людей и общественных групп либо решает очень частные, сиюминутные задачи. Либо имеет разрушительный характер.

Решение любой проблемы всегда лежит вне борьбы противоположностей.

Должна возникнуть третья позиция, способная выйти за рамки предмета борьбы.

И лишить борьбу смысла.

 

С моей точки зрения, марксизм взял верное направление, но не смог решить проблему социальной детерминации.

Государство не есть хозяйственно детерминированная система.

Развитие государства не определяется  ни хозяйственным прогрессом, ни изменением отношений между людьми в связи с новыми формами хозяйственной деятельности.

 

Однако он настолько приблизился к сути проблемы, что даже сегодня, после провала советского эксперимента, его гипотеза остается в числе ведущих социально-политических идей.

 

К несчастью, остается.

Нужно двигаться дальше.

 

8 октября 2012 

 

 

3. Война и торговля

 

Марксизм правильно понял социум как деятельностную систему прежде всего.

Но он остановился на хозяйственной деятельности как первооснове социума.

В этом его главная, фундаментальная и неисправимая ошибка.

 

Коллективная деятельность людей действительно лежит в основе общества как системы.

Но сегодня это - не хозяйственная деятельность.

Хозяйственная деятельность отыграла свою роль в первобытную эпоху.

 

При помощи хозяйственной деятельности человек приспосабливается к природе.

Человек хозяйствующий зависим от природы, погружен в нее.

Период доминирования хозяйственной деятельности - это период родоплеменного строя.

Человеческий социум этого времени - хозяйственная родовая община.

Никакого взрывного прогрессирования в это время не происходит.

 

Первобытный человек не стремится преобразовать природу и самого себя.

Ему это не интересно.

Он приспосабливается к природе и к себе.

Там, где работают биологические и хозяйственные детерминанты, прогресса во временном масштабе человеческой жизни почти нет.

Но все-таки развитие есть.

Меняется природная среда, из-за климата или миграций.

Орудия совершенствуются.

Находятся новые объекты и формы труда.

С возникновением производящего хозяйства период доминирования хозяйственной деятельности в жизни человека и его сообществ заканчивается.

 

Переход людей к производящему хозяйству привел к тому, что наряду с природным миром возник мир социальный.

Как особая, стабильная, новая реальность.

Люди научились преобразовывать природу в своих интересах.

Они стали создавать аграрные природно-хозяйственные комплексы.

Людей стало много.

Им стало тесно.

Встал вопрос о том, как разным сообществам людей делить ценные природные ресурсы.

 

Решив вопрос об отношениях с природой, люди погрузились в выяснение отношений между различными группами.

За ресурсы можно было воевать.

Ресурсами, и продуктами их переработки, можно было обмениваться.

То есть торговать.

На этой основе хозяйственные родовые общины постепенно были преобразованы в военные или военно-торговые государства.

 

Государство детерминировано не хозяйственной, а либо военной, либо торговой, либо смешанной, военно-торговой деятельностью.

Интересы хозяйствования в государстве всегда подчинены либо интересам войны, либо интересам торговли.

Хозяйственных, то есть экономических государств не бывает.

 

Между прочим, опыт СССР это прекрасно подтверждает.

В Советском Союзе большевики попытались построить как бы "экономическое", хозяйственное государство.

Однако в действительности в первый, сталинский период строилось государство военное.

Оно провозгласило своей главной целью - революционную экспансию, завоевание и объединение всего мира в рамках Союза Советских Социалистических республик.

Во второй, послесталинский, хрущевско-брежневский период строилась великая торговая держава.

Ее торговые связи и межгосударственные союзы должны были стать альтернативой торговому миру Запада во главе с США.

Правда, у СССР была еще одна особенность. Коммунисты строили торговый мир как бы без торговли.

Это был мир очень своеобразного, не вполне коммерческого обмена. Некоммерческая торговля, то есть обмен без ориентации на прямую выгоду и прибыль, сделали эту систему не очень конкурентоспособной.

Именно из-за этого СССР в конечном итоге проиграл соревнование с Западом и распался.

 

Раз нет экономического государства, значит, нет и экономического детерминизма.

Это действительно так.

Идея об экономических потребностях и стимулах не работает ни на уровне исторического социума, ни на уровне человека как исторического социального субъекта.

Иначе люди навсегда остались бы в рамках первобытнообщинного строя. Погруженными в хозяйственное, экономическое взаимодействие с природой.

О той пропасти, которая существует между мировосприятием, миропредставлением и ценностными ориентациями человека экономического и человека военно-торгового можно судить по разнице между представителями примитивных народов (чукчей, индейцев Америки, австралийских аборигенов) и представителями народов государственных.

То есть, по-простому, сравните чукчу с корейцем, северным или южным, и почувствуйте разницу.

 

Живучесть марксизма обусловлена тем, что он не до конца провел свое собственное основание.

Дело в том, что на момент его возникновения европейские страны существовали в рамках торговых, полностью или частично, государств.

Хозяйственная деятельность в торговом государстве подчинена торговле как ведущей деятельности.

И интересам торговой социальной группы как социального субъекта.

Рассмотрение экономики того времени предполагало изучение не хозяйствования собственно, а торгово-экономических или военно-экономических систем.

 

Маркс пытался очистить экономику от торговли.

Отсюда - идея потребительской стоимости товара.

Отсюда - желание вычислить стоимость вещи независимо от существования этой стоимости в рамках торгово-экономической системы.

Отсюда же - желание построить общество, в котором воздействие торговли на хозяйствование будет сведено к нулю.

Именно в этом - источник марксовского утопизма.

 

Но изучение реальных торгово-экономических или военно-экономических систем, которым вынуждено должны были заниматься Маркс и марксисты, в силу того, что других систем они наблюдать не могли, привело к тому, что некоторые моменты, некоторые проблемы и противоречия этих систем были схвачены и отражены верно.

Другое дело, что на основе архаизации социума, на базе удаления из социума торговых отношений эти проблемы не решаются.

 

Итак, война и торговля.

Именно на этих двух видах деятельности базируется современное социальное устройство.

Именно социальные группы военных и торговцев наиболее активны в государстве.

И именно этим двум видам деятельности, или какому-нибудь одному из них, подчинена вся социальная жизнь.

 

Социум развивается не благодаря эволюции хозяйственной деятельности.

Эта эволюция подчинена интересам войны и торговли.

 

Социум развивается не благодаря классовой борьбе.

И не благодаря развитию представлений о добре и справедливости.

Идеи равенства, братства и всеобщего счастья - это мечта обездоленных масс.

И эти массы никто никогда не слушает.

 

Социум изменяется и развивается благодаря деятельности верхушки, которую интересуют совершенно другие вещи.

Верхушка стремится к власти, богатству, господству и личной самостоятельности.

Парадокс современного западного общества заключается в том, что появилась модель такой организации торгово-экономических систем, при которой элита стала заинтересована в высоком уровне жизни сограждан.

Если бы не это, Западным мир продолжал бы существовать в обычной для всех исторических времен нищете, бесправии и несправедливости.

 

8 ноября 2012

 

 

4. Внутриторговое государство

 

Государственная форма социума известна несколько тысячелетий.

Оно пришло на смену родоплеменной общине.

Поэтому сегодня известно две эволюционных макросоциальных формы: община и государство.

Это не означает, что в дальнейшем не возникнет какая-то третья. Но об этой новой форме пока мы можем только гадать.

 

Если в основе общины лежит хозяйственная деятельность, то в основе государства - военная или торговая.

То есть ни община, ни государство не являются по происхождению и своему базовому смыслу правовыми феноменами.

Впрочем, община на это и не претендовала.

А вот понимание государства как правового явления следует пересматривать.

 

 

Государство - это форма социума, способ организации взаимоотношений людей, возникающий на базе военно-торгового взаимодействия между ними.

Не будет войны и торговли, не будет и государств.

 

Для правильного представления о том, что такое государство, следует понять, как государство возникает.

Потому что базовая, модельная структура государства определяется именно спецификой его генезиса.

 

Кроме того, необходимо правильно разобраться с доминантными видами деятельности.

Разгадка того, почему сегодня существуют такие исторические феномены, как развитый Запад и стабильные демократические режимы, заключается именно в видах деятельности, преобладающих в государствах Запада.

Начнем со второго.

 

И военная, и торговая деятельность могут иметь два направления - вовне и вовнутрь.

Военная деятельность, направленная вовне - военно-территориальная экспансия. Государство решает проблемы взаимодействия с другими государствами или первобытными, родоплеменными общинами, путем их поглощения.

Военная деятельность, направленная вовнутрь, связана с переходом от военно-территориальной экспансии к освоению и ассимиляции захваченных территорий. В это время государство прекращает целенаправленную внешнюю экспансию и сосредотачивается на защите своей территории.

Получается два вида военной деятельности: военная экспансия и военная защита.

 

Это, конечно, не означает, что в период, когда государство нацелено на военно-территориальную экспансию, ему не приходится защищаться. И, наоборот, в период защиты государство не прихватывает новые территории.

Например, в истории России был период доминирования военно-территориальной экспансии 1555-1639 гг, когда страна подверглась польской интервенции и была вынуждена защищаться. Или период военной защиты 1636-1711 гг, когда были присоединены Украинские и Белорусские земли.

Да что там, само монголо-татарское иго случилось из-за того, что Киевская Русь была экспансионистской державой. И в связи с  этим - легкой добычей.

Различить истинные цели государства и реальные пертурбации его истории вполне возможно.

 

Торговая деятельность тоже бывает двух видов, то есть может быть ориентирована на торговую экспансию или внутреннюю торговлю.

В первом случае государство заинтересовано в новых рынках для своих товаров и максимально проникновении в торгово-экономические системы других государств - товарами, деньгами, акциями, собственностью. Всем, чем можно на данном этапе.

В России сегодня доминирует именно этот вид деятельности. И именно его обеспечивает государство по максимуму.

Во втором случае государство предпочитает сохранение статус-кво в своей внешней торговле, но стремится максимально развить внутреннюю торговлю, вовлечь в рыночные отношения как можно больше людей и как можно больше областей человеческой жизни.

Так ориентирована сегодня торгово-экономическая система США и Великобритании, например. В то время как в России рынок еще не до конца уничтожил даже натуральное хозяйство горожан.

 

Итак, если государство военное, то это всегда либо военно-экспансионистское, либо военно-защитное государство.

Все другие виды деятельности в этом государстве, в том числе хозяйствование, торговля, наука, воспитание и др., подчинены подготовке к войне.

 

Если государство торговое, то это всегда либо торгово-экспансионистское, внешнеторговое, либо внутриторговое государство.

Тогда все другие виды деятельности, в том числе военная, подчинены интересам торговли и торговцев.

 

Чрезвычайно важно знать следующее.

Внутриторговое государство - это ноу-хау, величайшая новация Нового времени.

Именно открытие внутренней торговли как деятельности, способной обогащать правящую верхушку и элиту социума, привело к научно-технической революции, современной цивилизации Запада и стабильной политической представительской демократии на основе всеобщего избирательного права.

 

Древний и средневековый миры внутриторговых торгово-экономических систем не придумали.

Если государство было экспансионистским, то чередовались периоды военной и торговой экспансии. Получалось военно-торговое государство.

Такой была, например, Киевская Русь. Или Римская империя периода расцвета.

Еще государство могло быть чисто военным. Тогда в нем чередовались периоды военной экспансии и военной защиты.

Такими были государства Европы раннего средневековья. Такой была Россия с XIII по XX вв.

 

Этим, кстати, наш, Азиатский путь отличается от Европейского.

Если Европа шла от военного государства через военно-торговое к чисто торговому, то Русь/Россия, сформировавшаяся изначально как военно-торговая держава городов, затем повернула назад, к чисто военной государственности.

И только сегодня мы приближаемся к периоду, когда у нас впервые установится доминирование внутренней торговли, когда товарно-денежные отношения окончательно вытеснят все натуральные атавизмы, а рынок примет на себя всею полноту распределения материальных благ и услуг в социуме.

 

Европа открыла возможность внутриторговой доминанты, предположительно, в XVII веке.

Сначала это произошло в Голландии (может быть, в Швейцарии и где-то в Италии).

Затем - в Великобритании и США (к. XVIII в, 1797-1872/1881 гг.).

Позже - во Франции (к XIX в., 1897-1981).

Великобритания и США сегодня переживают второй период внутриторговой доминанты.

Для США это - 1950-2025 гг. Для Великобритании - 1950-2034 гг.

 

Не было бы этого открытия, не придумал бы кто-то зарабатывать много денег на внутренней торговле - не было бы современности.

Война и внешняя торговля так бы и продолжали чередоваться в качестве государственных целей.

Военная и торговая элита продолжали бы воевать между собой за государство и выгоды от его доминирующей деятельности.

А народ, отстраненный от полноценного участия в политическом процессе и государственной жизни, периодически взрывался бы восстаниями.

С тем, чтобы после очередного поражения вернуться к своей не очень богатой, полной трудов и забот жизни простолюдина.

 

Так что вполне возможно, что мы обязаны современным типом развития Нидерландам и голландцам.

 

7 марта 2013